Индия

Дневники Алексея Лосева

.
"Россия беспросветное мужичество <...> Пушкин стремился к народу, и если бы не погиб на дуэли, это был бы Некрасов в 60-х годах <...>Русский мужик энциклопедии составлять не горазд. Во-первых, напьётся, убьёт, его сошлют. Потом возьмут на поруки. Потом он вспомнил: я же словарь составляю. Пишет. Но еще словник не готов. Тут его опять сослали. Потом — котлы сняли, холодно. Выпить надо. И так лет на сто. Style russe <...>Гитлер: «Русский народ потому держит у себя советскую власть, что он не имеет никаких потребностей». Раб по сознанию. Не мыслит иного положения. Механическое орудие. Не личность "

Фигура философа в России (которая "беспросветное мужичество") всегда трагикомична. Но великий русский философ Алексей Лосев, цитирующий устно наизусть Гитлера в 1970-ом году и иллюстрирующий его умеренную мысль своим более твердым и суровым "не личность", а так же скрупулезно записывающий эту устную цитату и слова Лосева философ Бибихин это просто невероятно. Хотя лично я с Лосевым, Бибихином и Гитлером согласиться не могу - потребности русского народа может быть и были не до конца понятны им, зато вполне ясны большей части думающего человечества образца 2016 года. Философия вообще и философское, социологическое и политологическое осмысление феномена потребностей населения России, в частности, с тех пор шагнули далеко вперед.
Кстати, тонкое замечание касательно А. Пушкина...
Очень, чрезвычайно жестокое, на мой взгляд. Так можно было сказать только философу уровня Лосева и только при Советской Власти, когда культ Пушкина стократно усилился по сравнению с отношением к нему в дореволюционной России.

Жестокие суждения, разумеется, нужны, потому что чаще всего в них содержится важный элемент провоцирующей правды, приводящей собеседника в себя. Но чтобы ТАК говорить о Пушкине нужно быть минимум Лосевым. Все-таки Некрасов вообще не поэт. И совершенно далекий как от блестящего русского культурного сообщества, так и от высокой европейской культуры человек, всю жизнь балансирующий на границе между светом и каторгой.
Вероятно, говоря о Некрасове, Алексей Фёдорович имел в виду поэтические мотивы сего стихотворца.

В самом конце жизни Пушкин размышлял о бытии человека в евангельской и одновременно горацианской тональности. К "народу" он стремился в более ранние времена. Что же касается Некрасова, то он вслед за Лермонтовым разрабатывал хорей, можно сказать, оседлал хорей; я всё-таки не представляю себе Пушкина, чётко продолжавшего своими ямбами классическую тоническую "линию Ломоносова", перешедшим на хорей... А вот мотивы... все эти мотивы тягостной народной жизни, железная дорога, когда за окном вагона - призрак замученного белоруса etc. etc.... Может быть. Не мне судить. Нужно быть Лосевым.

Edited at 2016-12-17 11:21 pm (UTC)