Если "ему" - это подлинному народу, то трудно не согласиться.
Поразительно, но очень многие люди почему-то продолжают считать, что великому русскому народу большевизм извне навязали, оккупировать и пленили его.
Причём добрый император Вильгельм с добрым королём Георгом (человеком, а не пароходом) навязывали, оккупировали и пленяли в полном сердечном согласии, ага.
Германия в 1915-18 гг. вполне осознанно и системно использовала большевизм, пацифизм и окраинные национализмы-сепаратизмы как оружие в борьбе с Российской Империей. На это, конечно, можно возразить, что Российская Империя сама это допустила, не оказав должного противодействия этой работе противника. Главная же вина властей Империи в том, что они допустили февральский бунт в Петрограде, без которого никакое внедрение политического большевизма не было бы возможным. Что касается до русского народа, то надо было понимать, с кем имеешь дело, и принимать соответствующие меры предосторожности. Вина за катастрофу на 90% лежит на властях Российской Империи, выпустивших зверя из клетки.
Сергей Сергеевич, мне неизвестны доказательства того, что "Ленин - немецкий шпион" и что Кайзер имеет к Ленину какое-то отношение. Точно так же и Георг. Шебуршения каких-то немецких или английских подданных известны, а вот воля европейских монархов к тому, чтобы установился в России большевизм - нет. Наоборот, и немцы и англичане серьезно нам против большевиков помогали с 1918 года.
Антон Александрович, сама формулировка "Ленин - немецкий шпион" из набора приёмов, призванных указать на несостоятельность самой постановки вопроса. Ленин был политическим орудием Германии, которым она воспользовалась в придачу к орудиям военным. Ленин был ничем не хуже удушливых газов и разрывных пуль. Вопрос использования большевиков и других политических подрывных сил Германией - вполне изучен, ткут не о чем спорить. Никакого джентльменства со стороны Германии не было уже давно, оно было, скорее, со стороны России, не ведшей против Германии аналогичной работы. Всё это докладывалось Императору Вильгельму и получало его санкции по важнейшим решениям. Я согласен с тем, что он, как и вообще тогдашнее рук-во Германии, не хотели того, что в результате вышло - тут уже вступили в действие непредвиденные обстоятельства. Но Германия методично работала в этом направлении и добилось своего. Но я не виню их в этом. На войне - как на войне. Я виню Россию в излишнем, в данном случае, благородстве или, если угодно, беспечности и халатности.

Что касается вообще отношения русских монархов в Вильгельму, то оно тоже известно - они его не любили. Во время войны это дошло до ненависти. Я это к тому, что представлять его какой-то идеальной фигурой рыцаря не следует.
Вильгельм был человеком нового времени, как, впрочем, и наш государь. Идеализировать его не следует, как, впрочем, и нашего государя. Однако же мне неизвестно о том, чтобы Кайзеру докладывали о Ленине, я просто не знаю соответствующих документов и свидетельств эпохи. Знаю я о другом - с 1918 года в Крыму и на Украине русские и немецкие офицеры уже плечом к плечу бились против большевиков. Если бы Ленин был действительно "высочайшим проектом", то одним Брестским миром дело бы и ограничилось. Но этого не произошло.
Я думаю, что он не знал, кто такой Ленин до того, как Ленин себя проявил уже в России. Но он знал о ведущейся с весны 1915 г. работе под рук-вом МИДа, и одобрял предлагавшиеся решения - ещё до всякого пломбированного поезда.

Отрывать императора от гос-ва - методологически неверно, он и был этим гос-вом, управлял им и отвечал - в меньшей степени, чем Николай Второй, но в большей, чем Георг.

Германия не помогала в борьбе с б-вом в том, что стало называться Россией - она помогала окраинным госообразованиям (Украине, Дону, позднее прибалтийским лимитрофам) в отражении большевицких поползновений, причём позднее это были уже низовые немецкие военные структуры. Большая же часть России была отдана под власть б-ков, и Германия не стала предпринимать никаких мер, аналогичных тем, что были приняты на Украине - т.е. свержения бандитской власти и установления правой диктатуры, к чему её призывали русские правые силы (даже после убийства своего посла в Москве). В германском рук-ве боролись две линии: 1) ослабления и расчленения России с помощью большевиков, какими бы мерзавцами они ни были - тут иллюзий они не питали); 2) уничтожение б-ков и восстановление России в какой-то человеческой форме. Первая победила, хотя и у второй было немало сторонников, особенно среди военных.

Не стоит идеализировать ни Германию, ни её императора, ни её политический класс. Они все несут свою долю ответственности за случившееся здесь безобразие. Однако, винить их в этом как главных виновников нельзя тем более. Цинизм реальной политики во время войны, ничего не поделаешь. У русских его оказалось меньше - они и проиграли, и сгинули. Но и немцы практически сгинули - 70 лет политической кастрации даром не проходят. Ждать сегодня какого-то возрождения Германии не приходится - нет там никого, кроме политических пигмеев. Но и в других местах не лучше, упадок и бесперспективность. Разве что, если случится катастрофа, но я в неё не верю. Линия на деградацию продолжится в обозримом будущем.

Edited at 2017-03-11 06:17 am (UTC)
Россия взялась защищать международных террористов, убийц единственного наследника престола Австро-Венгерской империи. Возможно даже, что Россия в лице некоторых военных и дипломатических чинов была причастна к этому самому кошмарному убийству.

Кроме того, Россия выступила в союзе с либеральными демократиями против осевых христианских империй. Дело предательское и немыслимое. Это как если бы современная Германия вместо поддержки Украины стала бы поддерживать донбасские республики.

Кроме того, при поддержке послов союзников России сама Россия в феврале 1917 года свергла и арестовала собственного суверена, до всяких Лениных и пломбированных вагонов, чем исключила себя сама из списка настоящих монархий Европы и вообще из какого-либо приличного общества. Германия к февралю вовсе непричастна. С февраля 1917 года России как аристократического европейского государства более не существовало. А какая, скажите, Сергей Сергеевич, возможна "подлость" по отношению к людям не благородным? Какое "предательство"? Предательство какого писанного или неписанного кодекса чести? И предательства кого лично? Керенского?

Все-таки нужно сохранять внутреннюю честность. Россия вступила в эту войну вопреки мнению своего аристократического слоя, подчиняясь новому дуновению "весны народов", защищая каторжников и убийц, имея виды на чужие земли, в союзе с революционной Францией и либеральной Англией. В процессе этой войны Россия перестала быть Россией, лишив сама себя суверена и отца, а так же аристократического слоя. В России с Февраля действовало двоевластие Временного Правительства и Советов, т.е. как минимум половина реальной власти принадлежала и вовсе каким-то уголовникам, а вторая половина - предателям и людям бесчестным. И даже без всякого Ленина Россия дрейфовала в сторону революционно-социалистическую, и большую часть мест в Учредительном Собрании получили эсэры.

И вот в таких, понимаете ли, Сергей Сергеевич, условиях говорить о каком-то "не благородстве" германцев в деле с пломбированным вагоном немного все-таки странно. Большевики были лишь одной разновидностью тех, кто УЖЕ ПОБЕДИЛ в Росссии. С февраля войскам Кайзера противостояли ЛЕВАКИ, а не императорские войска. И в таких условиях решение о беспрепятственном проезде, когда фактически Германия позволила одним русским левакам травить и троллить других вряд ли следует оценивать как преступление космического масштаба. Россия получила то, что сама и заслужила(
Представьте, что Вы поданный Российской Империи (каковыми были и Ваши, и мои предки), и идёт война, объявленная Вашим монархом. И в ней надо победить, как он того от нас хочет. Германия была ничем не лучше России, а уж для подданного России заведомо хуже - враг. И шла борьба. Плохо ли, хорошо ли, что она началась - уже бессмысленный разговор, раз она началась. И в ней использовались разные методы борьбы. Кстати, Россия не использовала таких приёмов против Германии. Но я не обвиняю Германию в том, что она к ним прибегла. Её положение было безнадежно после неудачи блицкрига и отказа России заключить сепаратный мир (предложения делались с начала 1915 г.). Оставалось прибегнуть к неконвенциональному оружию, каковым была внутриполитическая дестабилизация. Россия проявила тут неосмотрительность, беспечность, не придала значения. И пропустила удар. Это вопрос к полиции, разведке, дипломатии. Можно составить список из нескольких десятков фамилий русских чиновников и военных, кто несёт личную служебную ответственность за февраль. Вот когда исследования перейдут в эту плоскость, мы получим правдивую картину, точнее, приблизимся к ней. А пока все захвачены идеологически окрашенными мифологемами, которые сами по себе ничего не объясняют.
Это все так, Сергей Сергеевич. Если бы я жил в 1914 году, то я бы поддерживал правых и Дурново, и добивался бы не ввязывания России в эту англо-немецкую войну. Но уж после ее начала я пошел бы, разумеется, на фронт. Как бы там ни было, а решение об объявлении войны принял суверен и не подчиниться ему, когда решение уже принято, означало обесчестить свое имя.

И так для меня было бы до Февраля. А вот после Февраля... После Февраля мои ЛИЧНЫЕ обязательства перед Государем повлекли бы меня только к попытке его освобождения, т.е. к антигосударственному мятежу. Если бы они не удались, то я бы, вероятно, сменил бы подданство и перешел бы в Германскую Императорскую Армию, потому что только она олицетворяла собой монархическое начало. Я воевал бы за Государя, т.е. за аристократический принцип власти в той или иной точке вселенной, но никогда - "за Россию", "за Сербию" и вообще за какие-либо народы. После Февраля я, скорее всего, признал бы своим сувереном германского кайзера.

После Октября, вероятно, я был бы среди тех немецких офицеров, которые помогали русским офицерам отбивать атаки большевиков. Но уже в ноябре 1918 года, после падения Монархии в Германии, я присягнул бы какой-то христианской монархии еще. Верность для меня всегда была вопросом личной унии, а не послушания какому-либо "государству" или "народу".
А я и говорю только о монархии, окончившейся в России 2-3 марта 1917 г. Собственно, её конец и был концом России.
Так вот в этой точке, где мы с Вами согласны, мы и возвращаемся к пломбированному вагону, идея которого стала обсуждаться в Германии только после февральской потери русскими всякой чести и лица, превращения русских в каких-то французо-поляков и даже хуже.

Нельзя совершить бесчестие по отношению к людям бесчестным.
Во-первых, даже в этом случае так поступать нельзя - тут они поступили по Ницше: падающего толкни. А во-вторых, я говорил о событиях до февраля, о том, что сам февраль есть продукт работы немецких подрядчиков. В пробитую тогда брешь и был введён Ленин и Ко. Немцы вели себя цинично и бесчестно, на карте стояла судьба милого фатерлянда, это понятно. Но вещи надо называть своими именами. Немцы - точно такие же люди, как и все остальные - в массе своей, разумеется. Просто они более цивилизованные, более аккуратные. Император был в курсе всего проекта с самого начала, санкционировал его ф. Ягову, потом Циммерману. Лично за Ленина его, наверное, трудно упрекать, но за "пакет" - можно. Но, я снова возвращаюсь к своему давнему положению: главная вина лежит на самих русских, на русском правящем слое во главе с Императором Николаем Вторым. И не за войну (это особая статья), а за допущение бунта в столице во время войны и неподавление его любыми средствами.
>сам февраль есть продукт работы немецких подрядчиков

Немцы очень разные, конечно. И я бы с Вами согласился и проклял бы все немецкое в тот же миг, если бы у меня были ХОТЬ КАКИЕ-ТО данные, указывающие на Вашу правоту. Вот, понимаете, русский след в сараевском убийстве хоть и слабо, но просматривается. А вот чтобы немцы в 1914-1917 гг СТРОГО ДО ФЕВРАЛЯ готовили буржуазную и/или социал-демократическую и, тем более, большевистскую революцию в России = об этом слышу впервые. Не поделитесь ли источником этих мыслей?
На этот счёт имеется обширная литература. Прочтите хотя бы книгу "Германия и революция в России". Есть много иностранных исследований о "Плане Парвуса". Неужели это всё неизвестно? Я не думаю, что они хотели именно революции - они хотели заставить Николая Второго заключить мир ввиду невозможности продолжать войну по внутриполитическим соображениям. Но результат превзошёл ожидания. Тут, правда, имеется точка зрения, что подрядчик Парвус вёл свою линию - более радикальную, чем у заказчика. В этом во всём нет никакой трагедии, Германия и немцы не становятся от этого хуже других - они как все, не более. Без фитиля порох не взрывается. Собственно, моя первая реплика была вызвана Вашей уверенностью в безгрешности Вильгельма в отношении заразы большевизма. Он, конечно, не мог представлять, что выйдет из всего этого, и если б знал, скорее всего, отказался бы от этих планов, но он не знал, так что субъективно на нём не так много вины. Но объективно, как на высшей властной инстанции, она, конечно, есть.
Вот, скажем, были ли в воюющей Германии "русские погромы", подобные знаменитым "немецким погромам" в России?

Я всегда был противником этой войны вместе с Петром Николаевичем Дурново и другими добрыми русскими людьми и никогда патриотом братушек или панславистом не был. Смущала меня и маниакальная идея овладеть Проливами.
Про погромы не знаю, думаю, что нет, поскольку в Германии не было такого сегмента русских, соответствовавшего русским немцам и иностранцам в России. Но весьма некрасивые, варварские действия во отношении русских, оказавшихся в Германии в начале войны, были - о них всем известно. Были претензии и к содержанию русских пленных. У Вас, к сожалению, происходит эрозия идентичности. С какого-то момента Вы отказываетесь от России и переходите на сторону Германии. Это противно долгу, присяге и т.п. Разве могли себя так вести верноподданные? Стойте за Россию, пока она была. Когда её не стало - боритесь за её восстановление. Её язвы и пороки и так очевидны. Но дело не в них - пока есть историческая русская государственность. По-моему это самоочевидно.
Я ответил выше. Никогда и не за какую "Россию" ("Германию", Францию и пр.) я стоять не буду. Моя идентичность иная, нежели чем национальная, и мое понятие о долге тоже иное, не национальное - оно связано только и исключительно с личной унией, с присягой на верность конкретному человеку.
Я на это Вам ответил Выше. Речь во всех моих высказываниях шла только и исключительно о войне Российской Империи со странами Четверного союза, поскольку она стала свершившимся фактом. "Россия" в моих репликах есть всегда только Российская Империя. И восстановление России - как восстановление монархии. Но лучше было бы не доводить до крушения монархии, а довести начатое дело до конца.

Edited at 2017-03-11 09:50 am (UTC)
Чтобы была "Империя" должен быть Император. После Февраля никакой "Империи" уже не было, как бы это кастрированное государство не называлось. Да, большевики были еще хуже февралистов, и я бы, вероятно, помогал в итоге февралистам-республиканцам против большевиков, однако не по долгу (долг - только личный, только Государю), а исключительно по велению сердца.

Долг это нечто, за что можно и следует умереть. А веление сердца вещь позитивная, но не столь категорическая.
И вот, кстати, несмотря на то, что у меня есть и польская кровь, мой двоюродный дедушка был польским офицером на службе Империи в Варшаве, и что полонофилия была распространенным, к сожалению, недугом русского Общества 19 века, я всегда, Сергей Сергеевич, скептически относился к полякам. Почему? Потому что народец-то они так себе, да и шляхта их очень сомнительное изобретение. Почему же я должен лучше относиться к ополячившимся русским?

Вы пишите о кризисе национальной идентичности. А когда она у меня была, эта национальная идентичность? Родовая моя идентичность тифлисская и остзейская, а русская только постольку, поскольку мои тифлисские и остзейские предки либо просто поступили на службу, либо вначале приняли личную унию с Императорами Всероссийскими, а потом и поступили к ним на службу. Я любил Россию за ее славных императоров начиная с Петра, а не за какие-нибудь народные песни и балалайки, березки и особую душевность восточных славян. Моя приязнь к России, во-первых, строго монархическая, во-вторых, строго европейская.
Я и не имел в виду ничего этнографического, просто ассоциирование себя с Российской Империей - вне зависимости от состава крови.
проклятые скоты. всех рострелять.
Ну почему же, Россия - большая страна, ее территория, особенно на востоке, освоена очень слабо. Нужно просто завершить реформы Столыпина Петра. После их завершения и закончится Вторая русская Смута.