Индия

Письмо о мимолетном разговоре из далекого советского прошлого

.
В феврале 1987-ого года к нам в гости на Арбат зашел мой знакомый скульптур Алексей Григорьев вместе со своим другом-программистом, которого так же звали Алексей. Им обоим было за тридцать лет, а мне только исполнилось 18-ть и весною мне было уходить по повестке в армию. У нас состоялся разговор, а вскоре Алексей уехал сначала в Грецию, а затем в США. И вдруг сегодня я получаю от него, спустя тридцать лет после мимолетной встречи, письмо. Так оно меня заинтересовало, что приведу, пожалуй, выдержку из него. Надеюсь, что меня не осудит за это мой корреспондент.

"Такъ вотъ, въ февралѣ 1987 у мѣня была виза и рѣшимость ни въ Болгарiю, ни въ Россiю не возвращатся. И я поѣхалъ въ Москву прощаться. Я никому тогда не довѣрялъ полностью и мое рѣшенiе оставалось въ тайнѣ. Алёша мѣня привелъ къ вамъ какъ къ новому знакомому и "интересному молодому человѣку".

Я не помню, говорили ли мы о перспективахъ Совѣтскаго Союза именно съ точки зрѣнiя компьютерной промышленности (я кончилъ прикладную математику и работал въ Болгарской академiи наукъ программистомъ), но у насъ состоялся отчетливо антисовѣтскiй разговоръ. Я припоминаю Ваше замѣчанiе "какъ радостно что у нихъ отняли слово 'солидарность'" и еще как здорово Миттеранъ отшилъ Горбачева, когда послѣднiй попросилъ какую-то неловкую для него деталъ не печатать. "Онъ прямо расплылся въ сладчайшей улыбкѣ и говорит: -- во Францiи президентъ не можетъ командовать журналистами". И еще у Васъ въ комнате былъ портретъ Николая Второго и Вы назвали его, непривычно для мѣня, "государь". Потомъ Лёша уточнилъ: "онъ - монархистъ". Я спросилъ, съ надеждой: "А много ихъ теперъ?". Не помню его отвѣтъ.

Помню дѣвушку, которая какъ то входила и выходила изъ комнаты. Разговоровъ ея не помню. Комната была завалена книгами; свѣта было мало.

И еще помню дурацкую деталь: у Васъ въ рукахъ былъ тоненькiй, видимо индiйскiй поясокъ, принадлежавшiй, навѣрно, дѣвушкѣ, и Вы его, нервно, то надѣвали поверхъ своего свитера то снимали его.

Визитъ былъ недолгимъ, не болѣе часа.

Такъ вотъ, на мѣня произвели впечатленiе Вашъ монархизмъ и прямой безкомпромиссный антисовѣтизмъ, въ сочетанiи съ молодостью. Мои студенческiе приятели по памяти 1982 года были гораздо болѣе робкими, совѣтскую власть не любили но побаивались; неблагонадежность ихъ болѣе приявлялась въ анекдотахъ. И я сдѣлалъ замѣтку въ днѣвникѣ: -- Можетъ, не надо бѣжать? Вотъ, все-таки Горбачевъ -- реформистъ, молодежъ - монархисты, вдругъ совѣтская власть сама грохнется?

Ну и конечно, я сбѣжалъ, отсиделъ въ Грецъи полтора года и получилъ американское убежище. Чему очень радъ"


Спустя два месяца после разговора, описанного в этом письме, мой визави оказался в Греции, а я сам в советской армии, в пос.Дипкун Амурской области, в железнодорожных (строительных) войсках. Видимо, заботливые смотрящие решили, что я оттуда точно не вернусь, но это уже другая история.
Замечательная история, Антон Александрович!
Совершенно неожиданная, Сергей Сергеевич, для меня. Это письмо мне прислал сегодня мой "френд", который иногда оставляет реплики в этом дневнике. Человек, который тридцать лет уже живет в Канзасе, США. Он уже говорил мне недавно, что мы "знакомы", но не объяснял каким образом. А сейчас вот эту историю рассказал. Вот так причудливо переплелась переписка в интернете и реальный разговор с живым человеком из далекого прошлого, спустя тридцать лет. Чудеса случаются иногда, прямо машина времени. Мир тесен, сложен и преподносит неожиданные сюрпризы.
Со мной только что случилась похожая история - я обрёл родственника. Мой четвероюродный брат вышел на меня через комментарий в блоге, и вот мы уже вовсю переписываемся и обмениваемся старинными фотографиями. Он правнук женщины, оба портрета которой я получил от/через него: http://enzel.livejournal.com/387744.html. Такое это стало возможным исключительно благодаря интернету. Вот ради таких чудес и стоит терпеть все его массовые выходки.
Очень хорошие, Сергей Сергеевич, по ссылке лица. Слава Богу, конечно, среда оживает потихоньку, память возвращается ко всем, кому она необходима. Будущее это прошлое в новых декорациях и обертках, оно из него растет.
Конечно, Антон Александрович. Только общее родовое начало позволяет двум немолодым уже и вчера ещё совершенно незнакомым людям вести оживлённый диалог и входить в тонкости исчезнувшей эпохи, обсуждать общих родственников, обмениваться неизвестными фактами.

Упустил одну деталь: мой вновь обретенный родственник - тоже Алексей :)

Edited at 2017-04-19 05:22 pm (UTC)
Алексеи - люди Божии) Мой вновь обретенный Алексей появился в комментариях к этому посту ниже.
Слѣдуетъ уточнить: я не "сидѣлъ" въ Грецiи, кромѣ какъ дѣнь-два пока со мной разбирались. Полтиора года я провелъ ожидая американскаго убѣжища, сперва въ лагерѣ для бѣженцевъ в Лаврiо, а потомъ просто въ Афинахъ, продавая сувениры на Плакѣ и книги на проспектѣ Акадимиасъ. Все это безъ рабочей визы. Я вспоминаю это время съ любовью, несмотря на страхъ передъ будущимъ, который я тогда испытывалъ.

Сейчасъ лагерь въ Лаврiо, кажется, закрыли. Бѣженцы были изъ Ирана, Пакистана, Курды изъ Турцiи, поляки, болгары и болгарскiе турки.
Это удивительная история, Алексей. Спустя тридцать лет Вы помните все как вчера. На такое расстояние назад я помню только очень важные вещи, а Вы - даже мимолетные разговоры. Но, конечно, поскольку дело касалось Вашего отъезда события отпечатались в голове.