Индия

Потомки обезьян с зубной щеткой

.
"Как едко шутил знаменитый пианист, а по совместительству премьер и министр иностранных дел не вполне легитимно восстановленной Польской республики, большевизм это "восстание людей, не употребляющих зубной щётки, против людей, употребляющих зубную щётку"".

Целое столетие у нас ушло на осознание того факта, что о людях тут говорить вообще неуместно. Эти потомки обезьян сейчас щетками обзавелись, а вот потомками обезьян так и остались. Меж тем, случись событие, подобное Русской Революции, в Византии XV века - ни один из прославленных богословов и отцов Восточной Церкви не назвал бы византийских большевиков "людьми", а после подавления богоборческого восстания в Византии воссияли бы миллионы очистительных костров, которые осветили бы всю ближнюю Азию и Европу. Под пение псалмов Царя Давида ("Возвеселится праведник, eгда увидит отмщенiе; руце свои умыет в крови грешника" Пс.57:11) были бы сожжены не только все богоборцы, взявшие в руки оружие, но и, на всякий случай, еще и все их родственники. Да и наш Святейший Патриарх Тихон в 1918 году богоборцев "людьми" не именовал. А называл седовласый русский старец этих существ "извергами рода человеческого", за что и был умучен этими человекоподобными извергами, так-то.

Много лет меня призывают смягчиться, оглянуться вокруг, подать руку заблудшим "братьям". Но кто призывает? Потомки палачей христиан? Прощают кающихся. И тогда, когда они действительно раскаиваются, а не цепляются одновременно за Св.Крест и народную "Победу", которая стала Его попранием и днем, когда кровь христианская поднялась до небес и Зверь получил милионные жертвы.
Гуманистический XIX в. ещё давал о себе знать...
Да, но в век генетической революции ни о каком гуманизме как социальной философии уже не может идти речи. В XIX веке "человек" стал большим и жирным знаком вопроса, общим названием для всех существ, имеющих хоть сколько-нибудь генов Адама. Но в XXI веке человечество свое делами своими и верой придется подтверждать.
Костры может и пылали бы, но нынешнему патриарху было бы стыдно за предшественников и пришлось долго извиняться, как папе римскому за инквизицию и терпимость к фашизму.