Индия

Идеальный британец...

.


...Максвелл Найт, зоолог и сотрудник МИ-5, могильщик британской правой аристократической оппозиции во главе с дочерью последнего военно-морского атташе Российской империи в Лондоне Анной де Волкофф и сэром Освальдом Мосли. Да, британских фашистов возглавляли русские эмигранты. Анна руководила Правым клубом, основанным Арчибальдом Рамсеем, в который входили Уильям Джойс, А. К. Честертон, Френсис Йейтс-Браун, автор бестселлера «Дела и дни Бенгальского улана» и Артур Уэлсли, 5-й герцог Веллингтон. Они нередко проводили собрания в «Русской чайной». И, сюрприз-сюрприз, Максвелл Найт был не только его погромщиком, но и лучшим другом Уильяма Джойса, в будущем правой руки Геббельса. Только что о нем вышла книга за авторством Генри Хемминга.

Пресловутая британская двуличность... Ее нет. На самом деле есть эффект недостаточной романизации британских островов. Британцы - римляне и европейцы ровно наполовину, без пиетета перед античным наследием, без римского права, без римской культуры смерти и жертвы, самопожертвования. Все негативное, что говорится в России о британском национальном характере, восточным славянам не свойственно именно потому, что у них и половины этого наследия нет. Но русско-британская близость и геополитические союзы основаны именно на факте обоюдной недостаточной романизации, а русско-британские противоречия - на том, что британцы романизированы хотя бы наполовину, чего у славян и вовсе нет.
Извините за длинную выдержку из военной биографии Черчилля. Она с другой стороны иллюстрирует Ваше сообщение.

...20 мая [1940] Скотланд-Ярд выкорчевал одну особенно неприличную сеть. В довольно запущенном доходном доме в двух шагах от Оксфорд-стрит полиция арестовала шифровальщика из американского посольства по имени Тайлер Кент и обнаружила у него на квартире пухлый коричневый чемоданчик, в котором хранились сотни похищенных документов, в том числе – секретная переписка между Черчиллем и Рузвельтом. Собираясь в будущем разоблачить их «интриги», с начала октября он прикарманил в посольстве сотни бумаг, которые поместил затем в отдельные папки, снабженные этикетками «Германия», «Турция», «Чехословакия», «Британское правительство», «Черчилль» и «Галифакс». Также у него дома хранился под замком список членов организации «Правый клуб».
В течение нескольких месяцев МИ-5 вела наблюдение за членами клуба. Из данных прослушивания одного телефона в южном Кенсингтоне выяснилось, что Кент регулярно передавал секретные сведения предполагаемой агентессе противника, некоей русской эмигрантке по имени Анна де Волкова [Wolkoff]. Впрочем, подрывная деятельность, которую та вела, с виду казалась довольно невинной; сидя, например, в каком-нибудь затемненном кинозале, она принималась громко шикать, едва на экране в сюжете кинохроники появлялась физиономия Черчилля. Среди государственных секретов, переданных Кентом, находились сведения о реальных потерях британского флота в Норвегии, а также протоколы конфиденциальных бесед между Кеннеди и Галифаксом. 14 мая Волкова позвонила в американское посольство и разговаривала с ним по-русски [Кент ранее работал шифровальщиком в американском посольстве в Москве], чтобы сбить с толку прослушку. Позднее он сообщил Волковой о тех предостережениях в связи с потенциальными беспорядками в Великобритании, которые Кеннеди направляет в Вашингтон, а также сделал (на взгляд МИ-5) ряд «клеветнических заявлений» о поведении Черчилля на одном из особенно бурных заседаний кабинета министров.
Волкова уговорила Тайлера Кента показать документы капитану Арчибальду Рамзею, члену парламента от консерваторов. 22 мая Рамзея интернировали – вместе с другими 1847 самыми шумными противниками этой Войны Черчилля: военнослужащими, учеными и священниками. Характерно, что посольство отозвало дипломатическую неприкосновенность Кента, и это дало возможность судить его не открытым судом в Америке, а на закрытом процессе в Британии. Двадцать второго Кеннеди передал в Государственный департамент: «Это дело смердит на всю улицу». Сэр Уолтер Монктон заверил его, что все будет обделано втихую, и уже в ноябре Волкову с Кентом тайно осудили в Олд-Бейли.
>Рамзея интернировали – вместе с другими 1847 самыми шумными противниками этой Войны Черчилля: военнослужащими, учеными и священниками

Цвет британской нации. А уж что черчилевские стервятники сделали со своим бывшим королем, Эдуардом VIII, так же выступавшим за союз с Германией - курам на смех. А его младшего брата Георга VI, которого они себе избрали вместо Эдуарда, надеясь, что он будет послушной марионеткой, после войны, когда распалась колониальная система и король с его титулами оказался голым, и вовсе как собачку усыпили... Преемствующая ему Елизавета уже не носила титула суверена Индии.

Незаконные аресты, содержания в тюрьмах без суда, отравления и убийства. И при этом цвет британского юношества все-таки успел повоевать плечом к плечу с юношеством Германии под командованием графа Эмерли. Мне вот интересно как британская аристократия как класс отнеслась ко всем этим событиям? Как отнеслась к ним Англиканская Церковь (вернее, все три Церкви, Hi, Low и Midle под шапкой одной конфессии)? Нигде мне, к сожалению, не попадался компендиум из выдержек из писем представителей британского Общества на революцию, осуществленную алкоголиком-друидом.
До войны существовало несколько организаций, нацеленных на установление добрососедских отношений с Германией. Наиболее известен (одиозен) т.н. "Кливденский кружок" - салон виконтессы Астор, который посещал цвет британской аристократии и политики, что почти одно и то же, а также американский посол Джоз. Кеннеди.
Недавно о нем вышла пропагандистская книжка Н.Роуза "Кливденская клика. Дитературный портрет избранного общества" (2000).

По призыву и почину принца Уэльского, т.е. будущего короля Эдуарда VIII, в 1935 г. было создано Общество англо-германской дружбы, просуществовавшее до 1939 г.
Имелась также внепартийная организация "Контакт" (The Link), председатель которого адмирал Домвайл был интернирован в 1940 г.

Правый клуб мы уже обсудили.
А континентальные германцы полностью романизированы?
Да, римлянами, франками и, в наименьшей части, галлоримлянами, вернейшими союзниками Империи. После коллапса античного мира ввиду вторжения орд с Востока франки и галлоримляне в союзе с остатками римлян вынуждены были жить в новом мире. Орды схлынули, Европа потихонечку восстановилась. Позднее всего романизация пришла, естественно, на север Европы, но уже Рерик Ютландский, основатель нашего государства, известный у нас как Рюрик, был крещеным конунгом на службе у Меровингов, т.е. в середине 9 века скандинавская знать уже крестилась вовсю и служила франкам, к началу-середине 10 века христианизировалась и большая часть северогерманского (скандинавского) простонародья.

Нашей же собственной романизации, поначалу шедшей успешно, помешали кочевники, Орда. Славяне в массе так и не стали настоящими христианами. И в 13 веке, и в 14, и в 20-ом вера нашего народа представляла из себя сложную синкретическую смесь из элементов язычества и христианства, такой она остается и сейчас. Про римское право у нас вспомнили лишь в 18-19 вв. Школы и университеты тоже появились лишь в это время.
//вера нашего народа представляла из себя сложную синкретическую смесь из элементов язычества и христианства, такой она остается и сейчас.//

А как же быть с ренессансом язычества в той же Скандинавии и Германии в 18 веке и позже на волне романтизма и национализма?
Романтизм затронул и Россию, это ведь целая историческая эпоха, пришедшая на смену эпохе просвещения. Но, как и в Европе, романтизм в музыке, философии, изобразительном искусстве и архитектуре (неоготика) коснулся лишь просвещенных классов, а деревня продолжала жить тысячелетним родоплеменным строем, менялось там мало что и с колоссальными усилиями. А пресловутое неоязычество 19 века было свойственно и русским образованным классам - вспомнить хоть пушкинские сказки. Это было не язычество, но интерес просвещенных сословий к культуре предков. И Вагнер и Пушкин были христианами, причем первый ревностным.

Edited at 2017-07-19 10:34 am (UTC)
Помню высказывалась кем то из исследователей (по моему из эмигрантов), что "Слово о полку Игореве" такая же выдумка как и песни Оссиана. Но научный мейнстрим эту идею не признаёт.
ИМХО про полную христианизацию простонародья в той же Европе можно говорить лишь применительно к позднему средневековью.

Вокруг майского дерева и Жанна д Арк танцевала, да...
Наверное - да, но у нас то до сих пор на Пасху все кладбища в "приношениях духам" (яичках и пр.), хотя попы целую тысячу лет отговаривают народ ходить в Праздник Жизни (Пасху) на кладбище и жертвовать духам и мертвым. И деревья даже вот и у нас в Дубровицах стоят все перевязанные лоскутками да ленточками. У народа как - на службу воскресную сходил, а после к ведунье.
А уж про Восточную Европу вообще молчу. Одна Ванга (к которой даже царь Борис тайком ходил) чего стоит.
Это да, но там, если не брать Венгрию, Чехию и Польшу, те же проблемы что и у нас. И почти по той же причине - пятьсот лет туркократии еще никого до добра не доводили.
Великолепно!..
:-) Просто очень рад Вашему посту.