Мой улыбчивый Брежнев

.
Леонида Ильича Брежнева мне довелось увидеть воочию лишь однажды в жизни и он стоял от меня в десяти шагах, а я думал о том, как его убить. Мне было 11 лет, я был обыкновенным тихим мечтательным советским мальчиком, зачитывающимся главами "Архипелага" Солженицына и бесконечно "любившим" окружавших меня советских школьников и учителей.

Шел 1980-ый год, Брежнев был безобидным дряхлым зомби, жизнь его поддерживалась искусственно самой передовой в мире советской медициной и горячей гражданской молитвой всей советской страны. "Свидание" произошло во время визита советской делегации во главе с генсеком в Индию, в New-Delhi, в районе Чанакьяпури, где располагались русская школа для детей советских специалистов и посольство, в декабре. Как сейчас я помню запахи и звуки, растительность и окружавших ископаемого гоминида молодых и сильных советских зверей. Цвели араукарии, погода стояла отличная, не жарче +20.

Моя покойная матушка много шила и вязала, у нее были английские спицы разной длинны и толщины. Одна из них лежала у меня в рукаве и я хотел воткнуть ее всесоюзно любимому дедушке в глаз. Да, нас разделяло десять шагов и по бокам у генсека стояли кирпичемордые советские джеймсбонды двухметровой высоты. Но я осознавал и все свои преимущества, потому что был смазливым одиннадцатилетним подростком, а Леонид Ильич как раз таких мальчиков как я любил своими старческими губами лобызать. Я широко улыбнулся Брежневу, а он, будучи подслеповатым стариком, тем не менее заметил меня (я стоял в первом ряду школьников) и зашамкал губами, изображая "улыбку" в ответ. Я был абсолютно убежден, что сейчас он ко мне подойдет. В точности как и нынешний всенародно любимый генсек добрый дедушка Брежнев любил жамкать и целовать в разные места лица и тела чужих улыбчивых детей.

Руки мои вспотели, я сильно волновался и ведь было от чего. Я собирался убить человека, пусть и очень плохого человека, садиста, насильника и палача. Разумеется, мне было, мягко говоря, не по себе. Я старался вести себя естественно, ничем не выделяться, но тело, несмотря на отсутствие жары, покрылось потом, и спица в рукаве прилипла к руке. Секунды растягивались в пластичную вечность, я смотрел на него, а он смотрел на меня, оскабливаясь в старческой улыбке и явно имея намерение сделать шаг навстречу ко мне.

Вдруг бугай справа что-то шепнул ему в ухо, Леонид Ильич наморщил лоб, повернулся к сопровождающим справа, устало махнул нам, советским школьникам, рукой, и вся их компания направилась в сторону от нас. Все закончилось, я тяжело выдохнул и опустился на траву, стоять не было сил.

Никогда и никому впоследствии, даже родителям, я об этом эпизоде своей жизни не говорил. Через два года, одним ранним ноябрьским утром отец подошел ко мне и шепнул лишь два слова - "Бобик сдох". Я не мог прийти в себя от изумления, потому что верил, что жизнь этого ходячего трупа будут поддерживать вечно. "Как это произошло?" "От запора, в туалете". Отец просто сиял, таким счастливым я его не видел никогда. Я оделся и поехал в школу, там никто еще ничего не знал. О смерти дорогого Леонида Ильича объявили только через два дня и тогда зарыдала вся мировая прогрессивная общественность и добрая советская страна.

Postscriptum

В 2011 году во время своей командировки в Тифлис от друга и одноклассника своего покойного отца Дмитрия Эристави я узнал, что мой отец в 1947 году, в возрасте 15-16 лет, тоже хотел убить советского вождя и у него была школьная организация, в которую входил и сам Дмитрий. Мне отец этого никогда сам не рассказывал. Он скрывал от меня, а я скрывал от него. Но у него никакой возможности не было, а у меня она была. И можно пофантазировать о том, что бы было, если бы у меня получилось. Представьте себе судьбу СССР и Восточной Европы, всего т.н. Соцлагеря, после выхода аршинных заголовков в СМИ: "Пионер казнил Генерального Секретаря". Первой взорвалась бы Польша, на 2 года раньше срока ("Солидарность"), пожар перекинулся бы на Венгрию и Чехию, спустя месяц на ГДР. Ну а потом обраточка вернулась бы в СССР. Одни бы меня проклинали, другие бы пошли с моим именем на баррикады, но в любом случае ясно, что "Соцлагерь" канул бы в лету на 5-10 лет раньше срока. То есть сотни тысяч политзеков по всему СССР и Восточной Европе вышли бы на свободу на 5-10 лет раньше срока. Десятки тысяч жизней честных и достойных людей были бы элементарно спасены. Но главное, что в самой РФ в 1990-е люди не пухли бы с голода, потому что реформы начались бы раньше, еще до обвала нефтяных цен.

Увы, не случилось, не судьба.
Хорошо что ничего подобного не случилось. Убийство вождя сразу к такой бы реакции властей привело... никому мало не показалось бы. Ничто так не сплачивает верхушку, как прямая опасность. В СССР расслабились руководители, думали любые реформы проведут под полное одобрение населения, а когда джина из бутылки выпустили, гайки уже закручивать поздно было. ГКЧП до 87-ого могло добиться успеха, потом уже люди страх потеряли.

Edited at 2017-11-09 05:57 pm (UTC)
Плохо Вы себе представляете историю СССР. Двум главным Вождям, Ленину и Сталину, скорее всего помогли уйти из жизни свои же. То же касается и, как минимум, Андропова. Пауки в банке... И каждый раз, когда вождь СССР умирал ну почти не по своей воле - были перемены к лучшему. Прекрасный советский строй эволюционировал от лютого обезьянника в сторону сообщества людей, ибо низшая точка была пройдена в эпоху Военного Коммунизма, а жить по-человечески хотелось даже "комиссарам в пыльных шлемах" и элитам СССР.
Именно, что свои же помогали. Или Вы себя к этим "своим" относите?
Что значит "отношу"? Я родился в самом сердце Страны Советов, что отражено в моем "Свидетельстве о рождении" - меня никто не спрашивал, хотел бы я такой судьбы. Я был советским школьником, в возрасте восьми лет меня звездили и, опять же, меня никто не спрашивал, хочу я быть озвезденным, или нет. Разумеется, я их ненавидел всеми фибрами души и если мои покойные родители свое отношение к Советам научились скрывать, то я-то был ребенком. Моим родителям пришлось сменить восемь школ, меня гнали отовсюду и особенно меня ненавидели учителя истории и литературы (предметы, считавшиеся в СССР идеологическими, излагавшиеся в марксистском ключе). Но ладно школы, меня выгнали даже из детского сада. По юридическому и пространственно-временному факту я был им "свой", по душе - особо не таившийся враг. С самых младых ногтей - чужой.

Я быстро развивался, к одиннадцати годам я был выше большинства своих одноклассников, подтягивался на уроках физкультуры десять раз, занимался с мастером восточного единоборства (Тхарма-Марга), знал историю и литературу, а так же английский гораздо лучше своих учителей. Но был им всем абсолютно чужой.
"меня никто не спрашивал, хотел бы я такой судьбы" --- Ваш папа, наверное, не понял бы этой претензии.
Мой отец не рождал меня для жизни в СССР до скончания века. Он любил мою мать, плодом их любви явился я, но меня не рождали как Строителя Коммунизма и вечного гражданина "Самого прогрессивного в мире общества". Мои родители родились в семьях дворян Российской Империи, людей прекрасного образования и воспитания, говоривших на прекрасном русском дореволюционном языке, специалистов высокого класса в разных областях знания. Мой отец и моя мать имели привитые им с детства идеалы порядочности и чистоты, непорочного служения, эстетический вкус, нравственные идеалы. Мой отец в юности хотел убить вождя Вашего народа, Иосифа Сталина, а затем, в молодости и зрелости, делал все, чтобы сделать нелегкой жизнь руководства советской страны, чтобы им жизнь медом не казалась. Он не планировал что я, его ребенок, должен стать навечно рабом вашей коммунистической системы. Напротив, он надеялся на ее разрушение или какое-то минимально-пристойное человеческое преображение. Я родился здесь, но я никогда не был "вашим", поскольку имел городскую культурную и биологическую генеалогию из погибшего городского дореволюционного российского общества, а не был горожанином в первом, втором или третьем поколении, как большинство советских детей. Я был парией - одним из тех, кого ваше государство совершенно официально и законодательно ограничивало в правах на основе "социально чуждого" происхождения.

Edited at 2017-11-10 05:51 pm (UTC)
"вашей коммунистической системы" --- она такая же моя, как и Ваша. Не буду расписывать про моральные, высокодуховные качества моих матушки и батюшки, но воспитывать в своих детях классовую ненависть, несмотря на всю свою рабоче-крестьянскую сущность, им почему-то в голову не пришло, впрочем также, как прививать национализм и стремление изничтожать инакомыслящих.
Дорогой мой визави, бесконечно хочется верить Вам, но я взрослый человек, выросший в Советской Стране, и не нужно мне рассказывать сказки Пушкина. Если Ваши родители имели "рабоче-крестьянскую сущность", то уже совершенно не важно, какими они казались Вам. Достаточно и того, что совершенно официально и юридически они стояли в Советском Государстве ВЫШЕ моих родителей, обладали БОЛЬШИМИ правами, имели ПРИОРИТЕТНОЕ право при поступлении в ВУЗ и в дальнейшем трудоустройстве, их, как "социально близких", МЯГЧЕ судили в советских судах (если их судили) и они считались по факту "белой костью". А мои - черной костью, поскольку имели черное дворянское происхождение.
Смешно. "Белой костью". А ещё им квартиры в Москве давали, а не в дырявом доме с сугробами по углам. Зарплату такую, что дворником по ночам подрабатывать не приходилось и лечили так, чтобы в 45 лет не умирать.
Вы о ком, о моих или о своих? Мои приехали в Москву (матушка по рождению - петербурженка, отец - тифлисец) в начале 1950-х, первую квартиру общей площадью 36 кв.м у МКАДа им дали почти тридцать лет спустя, в 1970-х годах. Там мы и жили на тридцати шести метрах впятером. А до этого мои родители почти тридцать лет снимали деревенские полдома без удобств и горячей воды под Москвой. И каждый день ездили на работу, мать - в Университет, отец - по редакциям.

Да, белой костью. Ваша семья была привилегированной, мою, скрепя зубами, просто терпели, шаг влево - шаг вправо. Ну немного было в Советской Стране работников вроде моего отца, говоривших на шести восточных языках. Или моей матери, геобиолога, искавшей по отложениям окаменевшей пыльцы золото для СССР - и нашедшей за время всех своих экспедиций для Советской Власти золота общим весом около 30 тонн. А когда моего отца убили я работал по ночам грузчиком на Киевском вокзале, зарабатывая немыслимые для Советской Страны деньги, целых 50 рублей. А утром шел в свой 9 класс учиться и на уроках спал, вот так.

Edited at 2017-11-11 03:52 am (UTC)
Вашу семью терпели, нашу не замечали вовсе, что лучше? Возможность снимать жилплощадь - это вообще из области фантастики было.
Да какая там жилплощадь? Развалюху в деревне под Москвой они снимали, две маленькие комнаты. Без туалета и горячей воды. Леночка и Лева родились, а у моей матушки воды не было их помыть, приходилось кипятить в кастрюлях.
А теперь представьте, что у других всё ещё хуже было. Хотели бы такой "Белой костью" быть?

Edited at 2017-11-11 04:36 pm (UTC)
Могу себе представить. Мне этих "других" бесконечно жаль. Вообще, "о жалости" мой последний утренний пост, там все, в принципе, сказано о страданиях "других" гоминидов.
Мабуть нічого гарного б не вийшло. Андропов мав би зайві три-чотири роки на "конвергенцію". Це означало б що план Віденського інституту з відкату економіки СРСР до сталінської версії соціалізму почали коли ця сама економіка СРСР була ще у кращому стані. Відповідно СРСР загодували б кредитами та обладнанням й він би частково реалізував те, що вийшло у китайських комуністів. Потім би ця потвора зляглась в оргазмі з євробюрократією й Путінські ігри з Шредером здались би дрібницею. По смерті Андропова молодий модний генсек Горбачов як лідер динамічної радянської економіки підписує договір возз'єднання ФРН з НДР. Там же на стіні, як символі бетонного хребта нової Європи європейський економічний союз трансформується у Союз Європейських Рад. У повільно (дається в знаки конкуренція з СРСР за кредити та перенесення виробництв), але зростаючому економічно КНР КПК констатує закінчення періоду антиленінського ревізіонізму Суслова в історії старшої дочки - КПРС та виявляє інтерес до створення Євразійської вільної економічної зони. Підписання епохального акту затьмарюється біржовою кризою у південній Кореї винними у якій визнаються родові вади капіталістичної економіки, відповідно все більше елементів планової економіки впроваджується у ЄС...

Словом, це був би ГУЛАГ розміром з Євразію і я не певен що США та Британія змогли би його завалити.