Две судьбы

Отличие дворянина в мужиковстве от мещанина в мужиковстве хорошо видно по судьбе Л.Н.Толстого и А.П.Чехова. Первый, чуя наступление мужиковского века, создал под него новое мощное религиозно-этическое учение, христианство для мужика без обожения преестественного и прочих высоких материй из господских премудростей, принял весь огонь критики на себя, восстал против своего века и всей культурной России. Второй, ни с кем не ссорясь, причастился перед смертью бокалом с шампанским и на ломанном немецком объявил о своей смерти, после чего и правда умер. К христианству оба относились примерно одинаково, оба имели одно и то же общественное предчувствие, однако Толстой как дворянин пошел на войну "спасать Россию", а Чехов как мещанин, посмеиваясь, просто причастился перед смертью выпивкой.
Толстой и умер где-то на станции в пути, а Чехов - в гостинице, после чего его тело в вагоне для устриц отправилось в Россию. Советская школа подавала Чехова обличителем пошлости и мещанства, меж тем он был сыном купца третьей гильдии и каким-то органическим, природным пошляком - за что и ценим разночинной и советской интеллигенцией. При этом - большого литературного таланта и природного ума мужик.

Edited at 2018-01-13 09:04 am (UTC)
Да, один в походе, другой на постоялом дворе распивая шампанское - очень символично. Перешагнув через Культуру они все равно отчасти остались теми, кем генеалогически и были, подчеркнув это обстоятельство даже своими кончинами.
"Толстой и умер где-то на станции в пути"
Очень старорусская смерть.
Толстой, как и положено дворянину, служил в армии. Чехов, как и положено мещанину, служил земским врачом, что в общем тоже почетно, а временами даже и смертельно опасно. К сожалению второй так и не познал радостей семейной жизни, начал с бляди и закончил блядью
Никаких тут особых правил не было: мог и Чехов пойти в военное училище и стать офицером, мог и гр. Толстой не служить в армии.
Но Толстой - подонок, а Чехов - нет.
Во времена Чехова и Толстого "подонками" именовали бродяг, допивавших в трактирах за другими недопитые стаканы, подонки. Подонками они не являлись оба. Но если говорить о том, какой смысл Вы ныне вкладываете в слово "подонок" (насколько я Вас понимаю - "подлец"), то следует заметить, что как раз Чехов был подлецом (податным), а вот граф Толстой подлецом (и пошляком-циником-троллем, подобным Чехову) не был. Грехи аристократии, даже аристократии падшей, это одно. Мужики же грешат совсем по иному.
"Грехи аристократии, даже аристократии падшей, это одно."
Тогда и спрос с них должен быть больше.

"Мужики же грешат совсем по иному."
С людин то что взять.
Он небездарно обосновал, почему можно и нужно убивать белых и всех остальных, кто против революции. Потому что у них в душе такая чернота, что их как бы и нет уже, так что все равно. Вложил это в уста Рощина. Это мерзость необыкновенная, Чехов такого не делал. Все остальное, кто там по-разному грешит, не имеет к этому никакого отношения.
Дважды на моей памяти перепутал Толстых)))
Ну, в данном случае не "перепутывание", а просто опечатка, но Вы в главном правы - тенденция настораживает.
Вы забыли Бунина. Репрезентативные фигуры данного ряда: гр. Лев Толстой, Антон Чехов и Иван Бунин. (Четвёртый, конечно, - Пешков-Горький, но с ним, как в народе говорят, и так всё понятно).
Я не знаю чем Вы руководствовались поставив в ряд Толстого и Чехова еще и Горького с Буниным. На мой взгляд между Толстым и Чеховым не так уж много общего (и в этом посте я как раз показываю фундаментальное различие между ними). Ранний и средний Толстой останется одним из моих любимых писателей. Пролетарского и мещанского похабников я не буду читать никогда, хотя Бунин и другие культурные русские находили за что их можно ценить. Что же, собственно, до самого Ивана Алексеевича, то я вообще не понимаю суть претензий к нему. Потомок старинного остейзского рыцарства вел кочевую жизнь разночинца - разве что это. Но и пролетариев и буржуа он, в целом, откровенно не любил.
Вѣрно, и я бы даже заострилъ этотъ контрастъ. Толстой, со всѣю его анаѳемой, всё же остался человѣкомъ вѣрующимъ по меньшей мѣрѣ въ протестантскомъ смыслѣ, посвятивъ вторую половину его жизни вопросамъ богословія, переводу Евангелія, написанію притчей, -- съ этимъ не надо соглашаться, но это нельзя не уважать.

Чеховъ, въ добавку кь откровенному зубоскальству надъ религіей, подготовилъ почву для совѣтскаго холопскаго цинизма, когда народъ хихикалъ съ анекдотиками на кухнѣ и строчилъ доносы придя на работу.
Если бы кто-то вроде Толстого стал бы так "спасать" Англию, его бы самую малость стукнули затылком об поребрик, разумеется насмерть -- "чисто английский несчастный случай".
И правильно бы сделали...