Молитва на рассвете

Мой внутренний немец привык просыпаться с восходом солнца на рассвете и за уши выволакивать внутреннего русского на молитву и утренний терренкур. Последний сопротивляется зело, ибо видит себя во снах Иваном Дураком, побеждающим с печи королевичей во славе, а на яву являет собой жалкое зрелище. Ленивый, бесхребетный, неорганизованный, слабохарактерный и жалкий внутренний русский мой любит поспать до обеда, да отъедать великие бока. Вставай, жирная славянская свинья! Востав от сна, прежде чем лезть в холодильник, стань благоговейно пред Всевидящим и Всемилосердным Богом, и, совершая крестное знамение, произнеси: "Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, Аминь". А затем пошлепай себя мокрыми руками по щекам. Так-то лучше, Антониус, да.

Сегодня на рассвете видел внука (правнука?) Зигфрида, он бежал по забору к ореховому кусту и рыжий его хвост развевался за ним во след. На пруд прилетели уточки, но чаек пока не видно. Сегодня буду сажать абрикос, купленный накануне. Северный красный абрикос, адаптированный к нашим богооставленным широтам, чтобы было у бедной моей Лизы абрикосовое варенье утром всякого Божиего дня.

Перечитывая словарь Фасмера

В очередной раз подозреваю Макса Фридриховича Фасмера в лицеприятных местному племени этимологиях в ущерб интересам науки, на этот раз потому, что слово шантрапа он выводит из др.-чеш. šantrok, хотя, конечно, это chantera pas, то есть крепостные деревенские олухи без голоса и слуха (которых обыкновенно прослушивал нанятый русским барином хормейстер-француз), не годящиеся для господской хоровой капеллы.

Святителю Игнатию



Аще и совершал еси стезю жития земнаго, святителю Игнатие, обаче непрестанно зрел еси законы бытия вечнаго, сему поучая ученики словесы многими, имже последовати и нам, святче помолися.

Тридцать градусов в тени



Наш прудик и беседки прямо сейчас, фото камеры безопасности с вышки. По саду порхают капустницы, но нет мошек и пауков, их время наступит чуть позже. Зацвели все яблони, сливы и вишни, скоро к ним присоединится черемуха. Дорога по деревне вся в белом цвету, вокруг все прекрасно, тихо и высокоторжественно.