Индия

Два сердца и четыре копыта

.


Антоний Великий тут справа, но вот автор этих строк (так же Антоний) - слева. Я урод, кентавр, у меня два сердца и четыре копыта, и скоро вырастет хвост. Вся моя жизнь это сплошная оппозиция, сопротивление, противодействие и противостояние - с миром вокруг и с самим собой. Я всем своим грешным существом как-будто бесконечно отрицаю и наше бренное бытие и самого себя.

Я вырос и сформировался благодаря великой русской литературе и в моих жилах течет русская кровь. Я считаю себя русским человеком по внешнему облику, родному языку, образованию, воспитанию, вере, своим русским друзьям и близким. Россиянином я являюсь по рождению, паспорту и месту жительства. Однако не менее русской я с юности люблю и великую немецкую литературу, философию, музыку, поэзию и изобразительное искусство. Со стороны некоторые полагают, что я похож на немца Караяна и, разумеется, да - мой дед по матери был чистопородным немцем, даже внешне напоминавшим самого страшного и ужасного немца в русской истории (и это не Бирон), в моих жилах течет и немецкая кровь. При этом, наряду с российским паспортом я имею с юности бессрочный датский вид на жительство, постоянный официальный адрес в Копенгагене и мне не нужны визы в ЕС, а Дания - древнегерманская земля. И там у меня тоже много друзей и близких, природных немцев, шведов и датчан. Так что совершенно непонятно кто, фактически, я сам.

Я родился и живу в Москве, но архитектуру и топонимику этого города я не люблю, а от его истории, в отличии от истории других великих и славных городов России, мне хочется отчаянно ругаться по-древнеславянски и вернуть на место несправедливо отнятый у доброго московитского народа бассейн "Москва", попутно расширив его до пределов МКАД. За Новгород, за Псков, за Тверь, за умученных великих русских князей и Максима Грека, за опустошение преимущественно русской и православной в 15-16 вв Литвы, за добровольное рабство татарам, за советско-малороссийскую войну и южнорусский геноцид, за все ужасающие и подлейшие московско-азиатские дела. Этот город воистину и издревле проклят для меня, а я живу в самом центре Мордора, который не то что столицей европейской Руси, но даже и монгольской столицей как презренный окраинный коллаборантский улус быть недостоин, и самое место ему пребывать под глубокой толщей воды и в полном забвении, в изгнании из памяти русской, несмотря на крохи хорошего. Объединять Русь было необходимо, но не предателям этим было заниматься - объединять, но не под эгидой преступного евразийского сброда. Этот город никогда не исправится и сущность его гнилая, паразитическая и предательская по отношению ко всем достойным русским городам, причем во все исторические времена. Московский патриотизм вещь естественная для евразийствующих советофилов, но для культурных европейских русских он является серьезной душевной девиацией - ну, как если бы кто-то признавался в своей симпатии к фурункулам, вшам или клопам. Посмотрите на лучшее в этом городе, на "визитную карточку Москвы", Кремль и Собор Василия Блаженного - это что, европейская архитектура? Нет, это азиатский китч, непристойная и аляпистая "архитектура праздничного торта", и неважно кто и зачем эту слащаво-карамельную и детсадовско-ярмарочную дрянь для плясок вокруг довольных аборигенов создавал. Как, скажем, в Соборе Василия Блаженного христианину помолиться? Как объесться клюквой и сахарными петушками, соблудить с товаркой, залиться крепким русским квасом и унестись по его радужным изгибам "на небеса" - понятно, но молиться-то как? Это пьяная ярмарка, а не Божий храм, диснейленд восточных славян. То, что именно это находится в центре европейской столицы и является ее символом есть вообще-то национальный позор - ярмарка не может подменять собой замок суверена, кафедральный храм и ратушу, это просто фарс. В европейской России своя прекрасная архитектура, но это, увы, не историческая Москва - это действительно замечательное северорусское деревянное зодчество и русская романика, русский неоклассицизм и мощная русская неоготика, да. В общем, патриота своего родного града из меня не вышло, да я, собственно, никогда патриотом этой разросшейся тюрко-славянской торговой деревеньки быть и не желал.

Мое детство-отрочество прошло в тропическом раю на не христианском Востоке (в Индии и Восточной Бенгалии), а мой отец говорил и писал на шести восточных языках, переводил древнекитайскую и древнеиндийскую поэзию, был ученым-ориенталистом, публицистом и популяризатором знаний о Востоке, но ему так и не удалось передать мне свою любовь - я всегда грезил лишь Европой, и только, пожалуй, Средневековьем, а от даже наивысших манифестаций восточной культуры не испытывал ничего кроме неловкости и беспокойства. Даже перечтя в детстве и юности горы философских и этических восточных трактатов я никогда ее по-настоящему не понимал. Мое сердце лежало где-то у черных камней на побережье Балтики и к 20-ти годам я на родину предков своей матери доплыл сам.

По кругу занятий я журналист, издатель, информационный аналитик и ответ.секретарь исторического кружка, в общем, "антилихентик в очочках", как тут написали про меня, но я так же всю жизнь строитель, прораб, ремонтник и сам себе архитектор, неплохо владеющий 11-ю строительными специальностями и умеющий обращаться с электроинструментом, класть кирпич, плитку, работать по дереву и металлу. Я так же вечный садовод и ландшафтный дизайнер. Ни одного "антилихентика в очочках", который умел и любил бы все то же самое, мне в жизни не встречалось, как я не искал.

C 20 лет я никогда не болел, при этом даже в самые лютые русские морозы выходил на улицу в демисезонной одежде, без шапки, в легкой куртке или в легком осеннем пальто - толстенную русскую зимнюю одежду я никогда носить не мог, а на толстых-зимних русских я никогда без жалости и юмора не смотрел. Сейчас мне 47, но выгляжу, как говорят, на 30-35. При этом в 45 после смерти матушки я неожиданно, будучи абсолютно здоровым, стал вдруг неизлечимым инвалидом - такая вот неожиданная молодость-старость, здоровье-немощь. Не пойми что об этих качелях телесных думать, но я стараюсь не забивать себе странными странностями головы.

Моим бытовым идеалом всегда был оседлый образ жизни и привязанность к земле, но за свои 47 лет я успел поработать в очень разных местах и государствах, от российского Дальнего Востока до датской Гренландии, причем на такие расстояния судьба перемещала меня удивительно быстро несмотря на мое недоумение и даже, отчасти, сопротивление. Кочевой характер моей судьбы - противоречие слишком явное чтобы его можно было скрывать.

Я православный христианин, крещеный в одной из самых строгих православных юрисдикций на земле, старающийся по мере своих немощных сил соблюдать древние установления Церкви, про которые давно забыл окружающий нас мир. При этом абсолютному большинству тех, кто ныне именует себя православными христианами, я чужд, а они, к сожалению, чужды мне.

Я патриот нашего несчастного Отечества, патриот настоящий и не деланный, с предками, столетиями служившими этой стране, в честь которых названы известные русские острова. При этом многие, хотя и далеко не все, относится ко мне как к биологическому русофобу. И, вероятно, это тоже правда - русский и русофоб все время борются во мне.

В общем, я кентавр с кёнигсберго-древнерусской тоской в глазах видного российского русофоба Иммануила Канта, вот и вся практическая философия моей жизни, да. А когда внутренний немец и внутренний русский устают бороться во мне, то разнимает их дипломатичный внутренний армянин, за что я ему благодарен как вечному и справедливому нашему с немцем древнему фригийскому судие, который жил в христианской Европе задолго до появления на свет русских и немцев и один знает ответ на их извечный спор. Планетарную дискуссию русского мира и русофобского человечества можно вести прямо во мне, но лучше где-нибудь подальше, потому что у меня на руках маленькая Лиза, не прослушанная запись Фурта, не помытый пол, не отрецензированная статья, не написанный отчет и не водворенная над детской кроватью искусственная луна. И мой внутренний, натянутый как тетива и возмущенный беспорядком немец снова борется с моим внутренним русским, расталкивая этого философствующего в ЖЖ розовощекого славянина за бока и приговаривая "Arbeit bringt brot, faulenzen hungersnot, Antonius, ja".
О , брате, хвали небеса, что нет в тебе внутреннего жыда, коллекционера русской живописи, друга Поленова и покровителя Архипова, пополам с хоругвеносцами храма Христа Спасителя , булоШниками и охотнорядцами, швырявшимися в толпу бутылками из-под шампанского из корзины парящего над Сокольниками воздушного шара.... От то, скажу я тебе, компот так компот.. )) Обнимаю, Антош. Благослови вас Бог)
Не, ну такого празднично-русского, конешно, нет, а значит нет во мне удали русской и размаху) Все время внутренний немец уши грызет, замучил совсем - то нельзя, этак не стой, силы мои с ним на исходе. Обнимаю, Сереж, надеюсь, скоро увидимся)
Кстати, года с 2013-го мне стали говорить, что во мне нет размаха и умения жить, что я - невероятно скучный человек. Наверное, они правы.
Местечек вроде укромных много. И даже отдельные уникальные здания вроде дома Пашкова есть. Но центр с Василием Блаженным и сахарными башнями из красного кирпича это просто балаган, причем Иван Грозный, при котором Василий Блаженный строился, так это себе и представлял - вблизи него размещались купеческие ряды и кабаки. Нация, которая имеет такой "сакральный центр" , это нация пьяниц, разгульных людей и дебоширов. Вообще, Иван 4 это такой Сталин XVI века, пустивший под нож национальный культурный слой и опиравшийся на людей в первом и втором поколении.
Не смогла я принять Москву - то ли после провинциальной Болгарии, то ли - сама по себе. :(
И, вероятно, это тоже правда - русский и русофоб все время борются во мне.
Так приличный русский человек и должен быть умеренным русофобом. Иначе мы начинаем любить самих себя со всеми нашими пороками и с самыми благими побуждениями строим такой ад вокруг себя, что просто страшно!

Arbeit bringt brot... Не выношу карикатурного немца Чехова, но всё же он правильно сказал про русскую праздность и сытость и самомнение, что развивается при наличии первых двух. Потому сам я избегаю и первого и даже второго. Особенно сложно избегать сытости с моими-то сибаритскими привычками, но возможно умеючи...
Англичане, которые из приличных семей, никогда не наедаются на трапезах досыта. И спят при +15. Русских юношей из хороших семей в дореволюционной России еще и принуждали обливаться ледяной водой по утрам. Если человек все время сыт и не испытывает холода его тонус быстро снижается, человеческие качества, как физические, так и душевные, притупляются. Спать на печи, как в крестьянских русских семьях было заведено, это вообще очень-очень не полезно для тела и души, равно как и наедаться досыта.
Уважаемый Антон Александрович, я конечно пишу про себя, что я потомок купцов, разночинцев и казаков, но с реальностью не поспоришь, я уже гораздо более англичанин, к добру это или к худу не знаю.:)

Всегда вставать из-за стола чуть голодным. Ну и конечно же правило: "Джентльмен никогда не ест, он лишь завтракает, обедает и ужинает" (Не забываем и про 5 o'clock...)
С температурой воздуха всегда сурово, даже зимою окна приоткрыты или кондиционер выставлен на +16-18.

Нет досыта наедаться, это ещё пол беды, реально-то сограждане наши многие жаждут до отвала обжираться, или оппиваться литром другим 40 градусного (причём богатые зачастую пьют также как и бедные, выше лишь стоймость принимаемого алкоголя). То о чём вы пишете это как раз особенность русских людей -- русских заносит! В России всегда всё сверх меры, особенно конечно что-то плохое, потому как падать всегда проще. Потому русским людям, шире современным людям нужна не свобода (зачем свобода диким, чтобы дикостью изгадили Мир Божий?!) людям нужны самоограничения и правила -- "цепи цивилизации", как я их называю.
Все русское общество XIX века делилось на три почти равные части - англофилов, франкофилов и германофилов. Так что в том, чтобы "быть англичанином", нет ничего страшного. У меня и сейчас несколько друзей-англофилов, у меня с ними дискуссии длинною в жизнь, продолжающие дискуссии между представителями разных культурных российских ориентаций XIX века. Я, кстати, согласен с Галковским в том, что Пушкин по национальности был "французом" (мыслящим по-французски, находящимся душевно во французском культурно-семантическом поле), а по-призванию русофилом, конечно.

Да, в России все сверх меры. Более всего русские боятся прослыть скупердяями, формалистами, лицемерами и импотентами. Этот страх заставляет швырять деньги, нарушать все писанные и неписанные правила, пить с бомжами на вruderschaft и преувеличивать свой успех у противоположного пола.
То что вы пишите, уважаемый Антон Александрович, это верно и единственный выход для России --- ростить внутреннего европейца! Никто уже европейцев пачками нам не привезёт, чтобы европейзироваться-вестернизироваться, нам самим нужно быть европейцами в формате Пушкина. Я тоже согласен здесь с Галковским, более того, я уверен: Пушкин оставил нам великолепную модель -- как надо! При всех его пороках, Пушкин -- почти совершенный русский человек, и единственный русский творец, который писал по зову муз и ради денег, а не ради построения очередного "рая на земле", то есть ради, прямо скажем, сатанизма!

Дореволюционная Франция прекрасна, но потом всё закончилось и потому мне ближе Англия и мыслю я на английском... (Yes I'm really thinking in English now! I'm making lots of grammar mistakes, for sure, but it's worth it!) Быть англо-мыслящим русофилом вот для меня идеал.

Более всего русские боятся прослыть... здесь тоже очень интересный момент, прослыть перед кем? Помните как в Онегине: "Но шепот, хохотня глупцов.."(Годы, Боже, когда-то я всего Онегина помнил наизусть...) Это я к тому, что мнение глупцов о дженльмене -- не достойно внимания дженльмена! Дженльмена должно волновать лишь мнение другого человека, которого он считает джентльменом сам. И лишь до тех пор пока тот человек не докажет своё не дженльменство, нарушив правила.

Тот же Пушкин писал про хорошее общество, куда не каждый дворянин входил, и именно хорошего русского общества так не хватает мне в этом мире. (Пусть меня туда и на порог не пустят, за моё "свиное рыло", но лишь бы это общество было! )
> Дореволюционная Франция прекрасна, но потом всё закончилось и потому мне ближе Англия и мыслю я на английском...

По собственному опыту и опыту других - замечу: По-моему, англофильство есть промежуточная станция перед германофильством :)
Как только Вы обретёте англизацию Вашего языка и мышления, соответствующую коренным носителям - бьюсь об заклад, начнёте заглядывать в учебник уроков немецкого, со сладким ощущением после каждого нового урока "noch eins, bitte!" :)
Ибо у англичан есть мудрость, но у немцев, помимо мудрости есть и отвага :)
англофильство есть промежуточная станция Так все мои станции уже заняты... Мой ум в Лондоне, моя душа во Флоренции, моё сердце в Петербурге. Дальнейшее дробление не приемлимо для скромного меня. ;)

Ибо у англичан есть мудрость, но у немцев, помимо мудрости есть и отвага :) Всё в порядке у англичан с отвагой -- нация моряков и не только. Как сказал Лорд Китчинер: "В нашем правительстве сидят очень храбрые люди, они не имея армии объявили войну Германии -- сильнейшей военной силе мира".
Моё англофильство не от хорошей жизни. Если бы Господь выбирал себе временного заместителя, пойди он в краткий отпуск, то уверен, Он выбрал бы немца. Но мы живём на грешной земле, потому англичане -- единственный выбор.
"с российским паспортом"
Кто Вам сказал, что это российский паспорт?
Простой вопрос: и как хозяин этого журнала относится к Руской Православной Церкви?
Простой ответ - всецело положительно и является ее прихожанином в течении последних 20 лет, соблюдающим все церковные посты, установления и правила. Хозяин этого дневника регулярно приобщается Святых Христовых Тайн и приобщает к Ним своих детей. Уточнение простого ответа - РПЦ МП хозяин этого дневника за "Русскую Православную Церковь" не считает вовсе, а считает ее созданной Иосифом Сталиным в 1943 году ради пропагандистских советских целей сборищем сатанинским. Церковная юрисдикция хозяина этого дневника это РПЦЗ, то есть Русская Православная Церковь Зарубежом. Надеюсь, хозяин этого дневника дал исчерпывающий ответ.

Edited at 2018-10-26 01:28 am (UTC)