Индия

Приснилась Сенегамбия

.
Накануне вечером размышлял о мягких конфедерациях, а во сне оказался в Дакаре 1980-х годов, прямо напротив величественного монумента африканского возрождения.



В этом памятнике мне, выросшему в СССР, было понятно решительно все (включая кубики пресса на животе черного пролетария) кроме его названия, ведь если есть "возрождение", то должен быть и классицизм, а африканский классицизм это даже не русские сельские общины, а просто джунгли и пустыня. Передо мною бился на ветру флаг Сенегала с надписью по-французски «Один народ, одна цель, одна вера». Бриз с моря приятно бодрил. Я шел по белому песку побережья, затем оказался в крытом соломой кафе за одним столиком с Леопольдом Седаром Сенгором, Эме Сезером и Леоном-Гонтраном Дамасом. И стал сопричастником рождения негритюда - особой философской концепции об исключительности негро-африканской цивилизации, негроафриканской личности, негроафриканской души, выраженной в идее ритма, первичности интуиции и эмоций, а также чувстве группы. "Духовность негра коренится в чувствительности", - говорил нам Сенгор. "В основе африканской онтологии полагается принцип жизненных сил. Африканец переживает бытие не абстрактно, но как динамическую целостность", - ответствовал Дамас. "Есть логос и рацио, логос это синтетический разум африканца, тогда как рацио это аналитический, дифференцирующий, расчленяющий и бездуховный разум европейца. Отношения субъекта и объекта нашей сверхчеловеческой культуры должны рассматриваться в контексте слияния, а базовой формой познания признаваться интуиция", - отвечал Сенгор. "Значит, мы строим африканский социализм", - резюмировал Сезер.

Потом во сне я перенесся в Донецк и оказался за столиком уже напротив двух Бородаев, старшего и младшего. Были там еще Кургинян, Дугин, Зиновьев, Кара-Мурза и примкнувший оппортунист Егор Холмогоров с тросточкой и в австрийском пиджаке. Те же разговоры о соборности ("чувстве группы"), синтетическом начале, слиянии, интуиции и исключительности, о бездуховности и закате Европы. Вот только чувством ритма русских несправедливо обделил Бог, а поэтому нужно больше барабанов, барабанов, барабанов - они, как и красные галстуки, должны продаваться в ДНР в каждом переходе и на каждом лотке.
:) Но кого-то не хватало за столом в Донецке... Проханова?

Edited at 2016-10-06 08:35 am (UTC)
Проханов это бесхитростный русский Дугин, без гностицизма и кровного зова предков-татарских мурз. Его предки - тоже русские сектанты ( молокане и русские баптисты), но ничего татарского в них как-будто нет. На мой взгляд он чуть не единственный искренний участник движения и ничего серьезнее принудительного поглощения касторки недостоин.
Это интересный поворот. Вполне возможно, что он искренен в своих красных верованиях, но значит ли это, что остальные лукавят? Что же тогда является их подлинной верой, что они скрывают?
Да, все они кроме Проханова лукавят, хотя и в разной мере. Подлинной верой Дугина является мистический каннибализм, Бородая - эволюционная мастурбация, Зиновьев это русский Бернард де Мандевиль (общее благо складывается из частных зол) с его "сверхобществом" и "человейником" - певец настоящего, рефлексируемого как добро зла, Кургинян вообще профессиональный театрал и лицедей (член президиума Союза театральных деятелей РСФСР), а Холмогоров лицедей генеалогический (с папой-актером) - люди эти, в отличии от Проханова, испорчены бесконечным лицемерием и притворством.
Так мужики без жандарменнопоповского присмотра и жесткой цензуры Святейшего Правительствующего Синода всегда духовным скоморохам верят, бо сами фсе это хулиганство зело любят и, к тому же, доверчивые.
Истинно так. Всякое хулиганство и безобразие - всенепременно. А уж будет там реять красная тряпка или чёрная и возвышаться какой-нибудь "ильич" или "артём", а может даже и "махно" - это уже вопрос второй, по ситуации.
Вот именно. В мужике первично то, что он мужик (т.е. согласно праславянской этимологии "человечек", деминутивный муж, homo deminutus), а все остальное по обстоятельствам.
Это им Чичиков напророчил: "Тебе, Фемистоклюс, я подарю саблю, а тебе, Алкид, - барабан".
Только Гоголь и Салтыков-Щедрин из всех русских писателей 19 века по-настоящему знали свой народ)