Индия

Вечерние новости

.
Президентский указ в субботу фактически легализовал в России документы самопровозглашенных республик Донбасса

РФ и Д\ЛНР это и так де-факто одно государство. Уникальность республик Донбасса для РФ состоит в том, что там в резервации находятся как бы россияне из другого времени, россияне чуть подновленных 1970-х. Донбасс, как, кстати, и Приднестровье это темпоральный модус РФ и в этом смысле широчайшее поле для обкатки тех или иных экспериментальных военно-мобилизационных вариантов трансформации самой РФ в случае таковой необходимости.

В сущности, нынешние низовые государственные клерки московских, петербургских, екатеринбургских и ростовских учреждений, рабочие, предприниматели и служащие это те же самые донбасские братки, но не находящиеся в состоянии осады.

Вообще, я так понимаю, что скоро положение "больших россиян" из РФ приблизится к положению "малых россиян" из Донбасса, резервный фонд иссякнет уже к августу. Глядя на жителей Донбасса с экранов ТВ россияне понимают, что они так жили вчера и могут вновь начать так жить завтра.

Плохо не то, что Россия "пришла в Донбасс". Плохо то, что Россия скоро сама станет одним большим Донбассом.
Кстати говоря, Антон Александрович, некоторые исследователи указывают на какой-то ветхозаветный крен его православия, по-моему. вполне справедливо.
А что, он вообще рассуждал о догматах веры, об уставе, литургике, аскетике, христианской антропологии, церковной истории, агиографии и сотериологии Св.Церкви чтобы иметь какой-то там "уклон"? Вообще, пробовал немного, но он же в этих темах пещерный советский человек.


Москва, август 1980 прот.М.А.

В главе о детях, содержащихся в тюрьмах и лагерях, автор описывает циничные и жестокие проделки этих "малолеток" и заключает: "Так и кажется, что по христианской мифологии вот такими должны быть чертенята, никакими другими!" ("Архипелаг Гулаг").
"Еще многое мне вблизи не видно, еще во многом правит меня Высшая Рука. Но это не затемняет мне груди. То и веселит меня, то и утверживает, что не я все задумываю и провожу, что я - только меч, хорошо отточенный на нечистую силу, заговоренный рубить ее и разгонять. О, дай мне, Господи, не преломиться при ударе, не выпасть из руки Твоей!" ("Бодался теленок с дубом", цит. по Вестнику РХД, № 121, стр. 222).
"С тех пор я понял правду всех религий мира: они борются со злом в человеке (в каждом человеке)" ("Архипелаг Гулаг").
"По всей стране идет опись и реквизиция церковного имущества (это уже сверх закрытия монастырей, сверх отнятых земель и угодий, это уже о блюдах, чашах и паникадилах речь)" (Там же).
Повествуя о судьбе архиепископа Луки, автор ничтоже сумняшась утверждает, что Владыка согласился получать Сталинскую премию "только в полном епископском облачении!", а кроме того сообщает, что с архиерея Преображенского, вызванного в 1943 году на Лубянку "по дороге блатные сняли камилавку" (Там же).
"Утром 19-го проснулся Николай в тревоге... /.../ Была годовщина открытия мощей преподобного Серафима, день кончины его" ("Этюд о монархе", Вестник РХД, № 124, стр. 247).
"Было два дня до Рождества Богородицы, и читали долгий канон Ей. Канон был неисчерпаемо красив, ленивой лавиной лились атрибуты и эпитеты Деве Марии, и в первый раз Яконов понял экстаз и поэзию этого моления. Канон писал не бездушный начетчик, а неизвестный большой поэт, полоненный монастырем, и был он движим не короткой мужской яростью к женскому полу, а тем высшим восхищением, какое способна извлечь из нас женщина" ("В круге первом", гл. 23).
Все эти отрывки, бесспорно, наталкивают на некоторые заключения касательно личности автора.
Во-первых, А.Солженицын не разделяет вероучения Православной Церкви: называет падших ангелов существами "мифическими" или, находясь в явной прелести, отождествляет их со своими недругами из числа советских литераторов, чиновников и сотрудников тайной полиции. Кроме того, он заявляет, что все религии истинны - суждение невозможное в устах христианина.
Во-вторых, писатель не знаком с церковным бытом: по известному присловью путает кадило с паникадилом, как, впрочем, и клобук с камилавкой, и, очевидно, полагает, что ряса, панагия, клобук - суть "полное епископское облачение".
В-третьих, он не знает, не любит и не понимает православного богослужения: считает, будто день открытия мощей святого то же самое, что день его преставления, кощунственно трактует "экстаз и поэзию" канона Божией Матери.*
Естественно возникает вопрос: как же этот человек решается публично выступать едва ли не от лица всего Православия?.. Непостижимо... Но совершенно ясно одно: православность, церковность для г-на Солженицына всего-навсего один из нескольких его парадных мундиров, в который он облачается лишь в те моменты своей жизни, когда намерен поучать иерархов и целые соборы.

Разумеется, пещерный советский человек. С языческой моралью, в которой иные видели "ветхозаветность", хотя, конечно, в отличие от того же гр. Л.Н.Толстого, он был тут полным невеждой.
Я с юмором про "православие" Солженицына писал. Оно было еще меньшим, причем гораздо чем у Льва. Лев Николаевич хоть науки (древнееврейский, например) изучал.
Я так и понял: какой человек, такое и "православие", в данном случае - советское.