Индия

Зимою 1986/1987 года...

.
...на нашей арбатской кухне мы говорили с кем-то о том, что Советская Власть может когда-нибудь рухнуть по вполне объективным причинам, ввиду увеличения в общем объеме трудовых вакансий сегмента интеллектуального труда. В то время в СССР было уже довольно много программистов и ожидалось, что в ближайшие годы их станет во много раз больше, а рабочий класс сократится. Программисты в позднем СССР носили бороды и были все антисоветчиками, все до одного. Я знал, вероятно, человек 15-20 из фидошной и дофидошной компьютерной среды, это были знакомые моего брата, мои собственные, друзья и друзья друзей. И вот мы вместе с некоторыми из них в 1986 году думали-гадали, что когда-нибудь, лет через пятьдесят-сто, программистов станет так много, а зависимость от них властей столь высокой, что СССР падет. "Сложный труд не может быть рабским" и вот это вот все.

Мы были очень наивны, конечно. Но, честно говоря, я и правда в 1986-ом просто не видел вокруг ни в одной сфере деятельности ни одного высококлассного специалиста, который бы не реагировал исключительно отрицательно-физиологически на все советское и на самый Эс-эс-эс-Р. Его дружно ненавидели все. Все мои близкие, конечно, мои родные и близкие, мои дяди из Прибалтики, мои и моих родителей добрые знакомые и друзья, технические специалисты, естественники, гуманитарии - все.

Чудом современности для меня является появление совершенно новых для меня существ - просоветских интеллектуалов-гуманитариев довольно приличного публицистического уровня. В реальном СССР ничего такого не было, там Суслов был, простерший надо всеми свои совиные крыла. Ну и "Ольгинских троллей" в позднем СССР быть не могло. Не потому, что интернета не было - ФИДО было с 1990-ого года у каждого желающего. А потому, что любой фидошник той поры просто не считал советских людьми.
Все-таки женское советское детство это одно, а мужское - другое. Мужчинам в СССР не дозволялось даже вот и просто красивые нормальные мужские лица иметь. Красивый мужчина обязан был в СССР работать в кино или театре. В иных коллективах его травили, иметь красивое, с тонкими чертами лицо считалось "не по мужски".

Вы, Зина, наверное, не задумывались о главной особенности общества СССР - это было общество, в котором было значительное число, не менее 10-20% красивых женщин и лишь 1% или менее красивых мужчин. И связано это обстоятельство с особенностями становления этого государства. Всех красивых мужчин в эпоху Военного Коммунизма элементарно поубивали, а вот красивых женщин оставили для внутреннего использования, себе. В эмиграцию уходил поток, состоявший из мужчин и женщин в пропорции 10:1, потому что Первая волна эмиграции это эвакуация Армии. Именно поэтому русская эмиграция в Европе Первой волны ныне фактически вымерла, хотя гремела весь XX век.
Собственно военная эмиграция составляла, наверное, процентов десять от общей. К тому же, очень много русских оказалось за границей просто по факту изменения границ, так что за рубежами Совдепии существовала весьма многочисленная русская популяция, но везде она составляла явное меньшинство. В такой ситуации русские неустойчивы, они легко прекращают быть русскими европейцами и делаются всяческими иными европейцами/американцами.
На недостаток русских женщины в эмиграции жаловались многие мемуаристы. Женщин действительно уходило значительно меньше мужчин, ведь, с армией или без нее, но женщине труднее было пересекать значительные расстояния, а иногда и через линию фронта. По факту же изменения границы "в эмиграции" оказались только жители остейзских губерний, Финляндии, Польши. Но основной-то потом эмиграции составили жители Великороссии и Малороссии. И вот женщин в этом потоке было мало совсем. Моя собственная бабушка Екатерина Георгиевна осталась в 1918-1920 гг на месте в СПБ потому, что не было денег на переселение/передвижение, это было чрезвычайно опасно, были надежды на скорое падение Советской Власти и т.д. Из многих семей уезжали сначала мужчины, обосновывались на новом месте, а потом рассчитывали забрать жен к себе. Но жены часто гибли по дороге, потом большевики вообще закрыли границу, в общем, все эти сложности в итоге и привели к тому, что русские эмигранты в Европе вынуждены были искать себе местных жен или оставаться в состоянии холостом.
Точно так же раздавались жалобы на потерю русской молодёжью своей русской идентичности, это было массовое явление в эмиграции. Дети русских родителей становились французами, американцами. Так произошло и с моими родственниками в США - никакого смешения, но уже во втором поколении - американцы, с очень слабой привязкой к России. Русскость как-то сохраняли при церковных общинах, сектанты, но в условиях секулярного общества это лишь немногие.
Вот именно, Сергей Сергеевич. Но ПОЧЕМУ же это произошло? В тех же США китайская диаспора, армянская диаспора, другие диаспоры веками существуют и прекрасно себя чувствуют, веками сохраняют свой язык и особенности, а русской не сложилось? А вот потому и не сложилось, что русских женщин в эмиграции было очень мало по сравнению с количеством мужчин.

Но вообще это касается многих национальных эмиграций, а не только русской. В эмиграцию едут преимущественно мужчины. В любую страну и из любой страны. Это тяжелейший стресс - эмиграция, особенно в начале пути.