Индия

Этот глава субъекта федерации РФ...

.


...интересенъ темъ, что представляетъ собой архаическій, ископаемый типъ мужика, поскольку общество Чечни всѣ еще живетъ по законамъ горъ и деревни. Чеченскія мужики отстали въ развитіи отъ мѣстныхъ славянскихъ собратьевъ на сто примѣрно лѣтъ, но зато по нимъ мы можемъ довольно наглядно судить о томъ, какимъ былъ нашъ собственный отечественный русскій мужикъ въ РСФСР въ 1920-1940-х годах. Кадыровъ это, конечно, само олицетвореніе "воевавшихъ дѣдовъ".
Вроде бы считается что кавкасионы - весьма распространённый на Кавказе тип - это как раз реликтовые кроманьольцы, "законсервированные" в горах))
Все известные мне реконструкции лиц по черепам кроманьонцев показывают совсем другой тип. А кавкасионы это помесь автохтонного населения Северного Кавказа с пришедшими туда хуррито-урартами.
Слева не мужик, а практически Бетховен, а справа да, мужиковат, к тому же явный мулат.
Но на Рамзана Ахмадыча смахивает больше макгрегоровский)
Психологія, міровоспріятіе, уровень культуры, а не внѣшность, разумѣется. Нынѣшніе чеченскія мужики очень похожи на русскихъ мужиковъ 1920-1940-хъ
Не могу не согласиться съ Вами въ главномъ тезисѣ, что просвѣщеніе суть залогъ не только даже спасенія души, но и простого очеловѣчиванія. Однако носители духа просвѣщенія бываютъ разныя. Нѣкоторыя изъ нихъ (большевики) въ Россіи пытались подражать дѣятелямъ ВФРЪ, нѣкоторыя увлекались т.н. "христіанскимъ соціализмомъ" и изъ нихъ произошли основныя дѣятели живоцерковного раскола 1920-хъ, а нѣкоторыя, вродѣ графа Льва свѣтъ Николаевича Толстого, основали собственное религіозно-этическое ученіе, близкое къ іудаизму. Мнѣ одинаково чужды всѣ эти три категоріи просвѣтителей, хотя я всецѣло за просвѣщеніе какъ таковое. И я думаю, что ложной является сама парадигма массоваго общества, общества модерна, въ основѣ которой мысль о томъ, что всѣ рождаются РАВНЫМИ и только лишь неравенство соціальныхъ условій однихъ превращаетъ въ мужей, а другихъ въ звѣрей. Надѣюсь, въ предстоящей исторической эпохѣ дурныя ошибки просвѣтителей прошлаго возьмутъ на карандашъ и не повторятъ ихъ вновь.