Древнерусское отношение к войне

«Осмердить» в X-XIII веках значило захватить земли и население другого княжества. То есть завоевание территории с помощью пешего войска рекрутированных смердов, руководимого конными дружинниками-гридинами. Иными словами это покрытие чужой территории своими отловленными в лесах и наскоро обученными смердами. Осмерденение. Если учесть, что и в одиннадцатом веке никаких добрых коннотаций слово "смерд" не несло, то получается, что культурный слой Руси не слишком-то позитивно относился даже к своим военным победам и над ними через язык подтрунивал.

Да, если всерьез задуматься о мировоззрение носителей и  творцов древнерусского языка, т.е. по большей части летописцев-иноков, состоявших на службе у князей и епископов, то накрывает волшебное благорастворение воздухов.
Если учесть смысл близкородственного глагола "смердеть", то, конечно, виктория та еще :)

Кстати, Антон Александрович, может быть, стоило бы вернуться от явно более позднего и какого-то аморфного "мужика" к этому ядреному старо-русскому словцу - "смерд". Тут сразу и Проханов, и Холмогоров, и Прилепин e tutti quanti :)

Edited at 2017-12-08 07:55 am (UTC)
Не совсем так, Сергей Сергеевич, mǫžikъ - не более позднее слово, у него такое же седое происхождение, как и у смерда. Mǫžikъ слово праславянское. Что кас. смерда, то он происходить от праслав. *smьrdḗtī, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск. смьрдѣти, ст.-слав. смръдѣти. Да, где-то с XVI века мужик и смерд перестали быть синонимами и "смердом" стали называть не всякого мужика, но сильно насолившего мужика, расстроившего, вызвавшего особое неудовольствие. Но до этой поры "смерд" это не оскорбление, а чистая констатация, определение зависимого крестьянина (а в XI веке - еще и 100% язычника)

Что кас.Проханова, Холмогорова и Прилепина, то смердами они себя сами не называют, а вот мужиками - периодически называют. Правила вежливости требуют от культурного человека использовать то наименование существа, которое оно прикладывает к себе само. Мужики? Хорошо, мужики так мужики. Они, понимаете ли, даже вот этим гордятся, что они мужики и происходят из русского народа. На смерда они обижаться вправе, а на мужика - не вправе. Это одно из их базовых самоназваний.
Ну что ж, будем вежливыми с мужиками, особенно - с мужиками-писателями. Однако я позаимствовал у писателя А.Бабикова термин "скарны", шведского происхождения, который можно считать современным аналогом "смерда", который в нем и слышится.
Это мило и славно, но все таки "мужик" волшебнее и ядренее "скарна" или "смерда". "Мужик" это слово, которое, с одной стороны, для наших современников исполнено нейтральной или даже позитивной коннотации (см."Мужик сказал - мужик сделал"), т.е. мы их ни в коей мере не оскорбляем, когда его по отношению к ним употребляем. А с другой стороны слово-то "мужик" страшное, потому что мы знаем, что это такое этимологически на самом деле - недочеловек. Т.е. слово мужик имеет строго антропологическое измерение. А смерд и скард - слова с не проясненной до конца этимологией. Близкие к смерду в до.европейских и тюркских языках это раб, подручный, простолюдин, но все-таки людин, и в этом его отличие от мужика. Мужик - не человек, что, разумеется, характеристика более серьезная, чем характеристика социального человеческого статуса. И мне кажется забавным, что наши современники прикладывают это слово к себе как ни в чем не бывало, более того, гордятся им. Для меня они то, чем называют себя сами, я всего лишь послушаюсь русскому языку - мало- недочеловеки. Т.е. это не немцы их так назвали, а они так называют и именуют себя сами. И это, Сергей Сергеевич, на мой взгляд просто поразительно, учитывая как мужики обижаются на недочеловеков. Зачем обижаться-то если сам недочеловеком именуешься и называешься?
Согласен, слово "мужик" коварнее. На нём есть смягчающая оболочка, что-то домашне-уютное, мужичок-с-ноготок, мужичонка. И нет этой явной фонетической агрессивности, какая есть в "смерде". Но оно только хуже, ибо, действительно, это добровольное самоназвание: я есмь подчеловек, подлюдин, подлый.
Кстати, такой культурный и образованный мужик как Холмогоров, в отличии от Проханова и Прилепена, полностью тождественен самому себе и своему происхождению, "восходит" на волнах языка к собственной генеалогии. Он, видите ли, в своем канале на Телеграме, периодически еще и матерится, причем его мат не так вульгарен и скучен, как у других мужиков - иногда он принимает прямо-таки древнерусские формы. Кроме того, он соучаствует и современном мато-творчестве, запускает в русскую словесность новые и новые матерные производные. Обычный современный мат он использует только тогда, когда хочет продемонстрировать солидарность с совр.мужиками, но в глубине души он считает себя выше их. Главмужиком, восшедшим к своему Истоку. И еще он часто расстраивается от того, что он не Путин. Негодует на мужиков, что плохо слушают его, настоящего главмужика, познавшего истинную народную вселенную.
Холмогоры на закате РИ: https://humus.livejournal.com/5746167.html. Хороша там фотография "На лесозаготовках". Но в целом еще держались, аккуратность блюли - государство ведь было не народное. Теперь не то, конечно...
Спасибо, очень красиво. Но это не они, Сергей Сергеевич, "блюли". Что мы видим на этих фото, где присутствуют мужики? Мужиков в культурных очеловеченных позах. Тогда выездное фотографирование было удовольствием не из дешевых. Культурные люди, которые фиксировали русскую этнографию на фото, выстраивали мужиков в "позы". Например, на фото по Вашей ссылке "На лесозаготовках. Холмогорский уезд. 1910-е годы" видно, что сюжет отрепетирован несколько раз. Фотограф, культурный человек, расставлял понравившуюся ему группу мужиков и старательно пытался придавать этим мужикам более-менее человеческие позы. Выстраивал композицию из мужиков. И только потом нажимал на кнопку затвора.