Утреннее трезвение

.
Мое утро начинается с широко распахнутых глаз и обычных моторных дисфункций. Сознание уже с двух-трех оборотов нехотя завелось, а тело еще нет. Шепчу молитву мытаря, но встать и поклониться не могу, так и перехожу к молитве предначинательной и молитве Святому Духу в горизонтальном положении (болящим и не такое можно по икономии), но где-то с Трисвятого по Отче наш в nuclei basales ощущаю процесс, головка хвостатого ядра начинает тихонечко трепетать, а бледный шар едва заметно вибрировать, что тут же передается в виде побудительного тремора расслабленным и обездвиженным конечностям. Так, уже можно и перекрестить живот, до лба рука пока не дотягивается. К концу чтения пятидесятого псалома не только что striatum, но и миндалины уже функционируют более-менее, и я понимаю, с каким проснулся настроением. Слава тебе Боже наш, я больше не растение.

Утром хрупко и зыбко все, а граница между сном и явью условна. Но день в итоге побеждает, сон разума отступает и человек тянется к своим близким, таким родным, знакомым и любимым. Надо отвезти Лизу в Рахманиновский зал, там сегодня сказки Гофмана и Сергей Чепель в роли Дроссельмейера. Хоть какое-то утешение в наших болотах, где солнца нет триста дней в году, а Бога уже целое столетие.