Индия

Об искусстве говорить "нет"

.
Чем более существо хочет жить, тем реже оно говорит "нет" окружающему миру. В европейских языках тысячи эвфемизмов слову "нет", потому что вокруг миллионы существ, которые хотят жить и наслаждаться жизнью. А от прекращающего коммуникацию слова "нет" веет смертью, оно так же является очень часто причиной преждевременной кончины. Я имею в виду настоящее "нет", а не "нет" как элемент игры и торга. Покупая товар на Востоке человеку порой приходится десять раз говорить "нет" и только на одиннадцатый "да". Но "да" все собой и венчает. "Да" в процессе торговли это достигнутый компромисс, согласие с жизнью, согласие с собственным изнасилованием. Я пишу здесь о ситуации купли-продажи лишь как о самом характерном примере буржуазных взаимоотношений, но куплей-продажей товара они, разумеется, не исчерпываются и не ограничиваются.

Человек от человекоподобного отличается тем, что даже с приставленным к шее кинжалом он говорит "нет" если ему не нравится то, что от него требуют. Человеку не нужна земная жизнь, да еще в такой мере, чтобы платить за нее хотя бы тенью лицемерия. Это все потому, что человек сотворен для Жизни Вечной, а войти в нее можно лишь не опозорив себя компромиссами в жизни земной. Компромиссами в религии, генеалогии, эстетике, этике, присяге, компромиссами, связанными с земными благами и наслаждениями. Всякий человек это духовный, этический и эстетический "перфекционист", для которого единство с Богом и душевная простота и чистота гораздо важнее комфорта социального общежития.

Жажда земной жизни для человека европейской культуры позорна, поскольку в ее основе начало животное. Когда мои дедушка и бабушка умирали в блокадном Ленинграде от голода, отдавая свои пайки дочери, моей будущей матери, они улыбались, смотря за тем, как она ест. Так продолжалось месяц и все это время им обоим была страшна не смерть, к которой они, спасая мою мать, сознательно сами и шли, а то, что умереть с улыбкой на устах из-за чрезвычайных телесных мучений, связанных с добровольным голодом, у них не получится. Для человекоподобных "да" и "нет" это одно и то же слово в диапазоне "да-нет". Иногда они так и говорят - "Да нет, послушай..." Люди же говорят "да" или "нет" один раз, уговорить их изменить свою точку зрения нельзя, припугнуть, купить "да" тоже нельзя. И именно в этом их главное от человекоподобных торгашей и жизнелюбивых пересмешников-обезьян отличие. Образ Божий в человеке есть мерило всех ценностей на свете.
Один знакомый адвокат говорил мне, что я никогда не выбираю нормальный срединный путь и умею идти только напрямую и напролом. Т.е. если нет, то это НЕТ. Он это связывал с немецкой кровью и с правильно усвоенным советским воспитанием. Считал сие минусом - такой "эстремум".

Edited at 2018-01-16 01:37 pm (UTC)
Да, Зина. Мы для них социопаты, причем опасные. "Не умеют договариваться". И они, разумеется, относительно нас нисколько не ошибаются.
Да, есть немецкая фраза: 'Besser Ehre ohne Leben als Leben ohne Ehre'.
При этом "Ehre" в ней как "честь", так и "долг" и "невинность", то есть enre выступает как синоним "долженствующей непорочности" - т.е. Образа Божиего. Иными словами "Лучше умереть и сохранить Богоподобие, чем жить и его не иметь".
Абсолютно согласен - и, как всегда, прекрасно написано.
Один вопрос, однако, позволю себе задать: "Человеку не нужна земная жизнь, да еще в такой мере, чтобы платить за нее хотя бы тенью лицемерия" - не следует ли это несколько модифицировать, добавив, что "земная жизнь," хоть и не нужна сама по себе, но испытать её человек должен*, в отведённом и предопределённом формате и объёме?
_________________________
* Возможно, в рамках "наказания," либо по каким-то иным причинам?
Спасибо. Человек должен послушаться Божией воле, искать ее о себе. Какова Божия воля, такова и жизнь.
Сюда же отнесу и вопрос абсолютна ли истина. Для Да-Нет'ов абсолютной истины не существует. Тогда как у Христиан вопроса об Истине нет, на него Он уже ответил.

Мы ведь даже не говорим о каком-то экстриме - в тяжелой ситуации и Петр сперва отрекся потом покаявшись, каждый может смалодушничать. Но ведь да-нет происходит в обычной повседневной жизни сытого горожанина, когда даже о каком-то физическом насилии речи нет.
Человек от человекоподобного отличается тем, что даже с приставленным к шее кинжалом он говорит "нет"...
Ну не знаю, не знаю. А как насчёт согласиться, потом уже достать свой кинжал, и ... старое-недоброе пиратское правило: "мёртвые не кусаются"?
Просто, когда вам к шее приставляют кинжал -- вам навязывают "игру по своим правилам", пытаются распоряжаться вашей жизнью... Но как насчёт вернуть "любезность"?

Помнится офицеры, дав красным обещание не сражаться против них, то обещание нарушали и правильно делали: компромисс с большевиком-игиловцем-людоедом, длится ровно до момента когда тварюшку удобнее будет пристукнуть.

Замечу, у порядочных людей, что так бескомпромиссно позволяют себя прирезать негодяям, есть всё же некоторый эгоизм: они то полетят в рай на крыльях душ своих, а мир земной, станет ещё большей помойкой под властью негодяев с окровавленными кинжалами.