Индия

Мои добрые родители...

.
...учили меня примером своей общественной жизни тому, что все господа - братья, а все дамы - сестры. Гости, недобитые большевиками люди благого происхождения и благородных служений из старомосковских семейств, у нас в доме были чуть не каждый вечер и шли непрекращающимся потоком. Их интеллигентная среда общения была удивительно разнообразна по характеру деятельности, предпочтений, мыслей и убеждений. Наш дом посещали философы, историки, художники, кинематографисты, скульпторы, академические музыканты, ночные сторожа, поэты, геологи, переводчики, археологи, психиатры, математики, лингвисты, фотографы, писатели, ихтиологи, орнитологи, хирурги, ботаники, музейные работники, люди очень разных возрастов, сфер занятий и культурного багажа, но конфликтов не было ни у кого и ни с кем. Наоборот, все детство и юность я наблюдал среди наших гостей потрясающее притяжение друг к другу, взаимный острейший и трепетнейший интерес совершенно, казалось бы, далеких друг от друга людей, причем совсем не единомышленников по огромному ряду проблем. Но апостол Павел заповедал всем людям разномыслие дабы выявлялись искуснейшие (1 Кор.11:19). И именно поэтому мне очень грустно, когда я вижу ожесточенные господские противостояния вроде Войны роз в нашей человеческой среде. Все господа - братья, все дамы - сестры. Вокруг нас сами знаете что, поэтому не иметь допустимого разномыслия и всепрощающей любви промеж собою для нас просто опасно. Да и вообще не иметь любви к человеку, вместилищу Бога, это велий грех.

Синхронизация прошлого и современности - тогда мы накрывали подушкой телефон, а теперь переводим его в режим "в самолете" перед тем, как поговорить о том, что вокруг и что мы можем сделать чтобы это не прорвалось в наш мир. Вот уже сто лет телефон является для нас потенциальным ухом гегемона, мужика, швондера, прилипчивого уэллсовского осьминога товарища майора, то есть источником возможных проблем. Что объединяло всех друзей моих родителей помимо культурных интересов? Абсолютное, запредельное, физиологическое, даже не обсуждаемое неприятие гегемона-мужика и многомиллионного агрессивно-единомысленного советского большинства.

Ничего по сути не изменилось с тех далеких времен. Есть мы и есть они. И они по-прежнему наши надсмотрщики, тюремщики, судьи, бенефициары экономической и политической системы, вершители внешней и внутренней политики и коллективные гегемоны. Они справедливо считают себя "народом", а нас - "пятой колонной" и, по-возможности, стараются испортить нам жизнь. Некоторых из нас они, впрочем, прикармливают и обхаживают, а человек - слаб, иные падают и сливаются в "единомыслии" с ними, начинают обслуживать их незамысловатые культурно-коллективистские потребности, реваншистские надежды, гордую мужиковскую спесь,но таких, разумеется, среди людей благородных служений меньшинство.

Да, сегодня у нас снова были гости и был чудесный день, еще один прожитый день. Лето клонится к концу, но, Богу нашему слава, все еще тепло.