Индия

Воспоминание об индийских пацанах и одной прекрасной индийской девушке

.
Одно из ярких воспоминаний моего отрочества, которым я поделился вчера с близкими во время празднования ДР Людвига II Баварского, связано со слюдяным карьером неподалеку от района Васант Вихар, Нью-Дели. В тринадцать лет я любил проводить свободное время в уединенных местах и часто ездил туда на велосипеде чтобы насладиться мириадами искорок солнца, отражавшихся от слюды - они будили во мне еще более ранние воспоминания, связанные с совсем нежным возрастом. На своем юзерпике здесь я как раз изображен в возрасте 13 лет в Индии. В один из жарких дней начала ноября 1982 года я, как обычно, отправился туда, прихватив с собой для чтения что-то необременительное, кажется, Ригведы, которые тогда как раз дал мне почитать лит.секретарь моего отца, индиец в европейском платье с оксфордским английским 1930-х годов из варны брахманов очень благообразной наружности. Кастовая система была отменена в Индии после провозглашения независимости (от здравого смысла) и официально ее нет, но на самом деле она есть и представителей всех четырех индийских варн всегда можно узнать по внешности и за сто шагов, настолько сильно они антропологически отличаются друг от друга.

Приехав в любимое место уединения я взгромоздился на любимый камень в дальнем углу под укрытием карьерного отвала и уже приготовился к приятному чтению, но тут неожиданно увидел в пятидесяти метрах прекрасную индианку моего возраста из варны кшатриев, несущуюся вперед изо всех сил в развивавшемся по ветру красном сари. Она была настолько ослепительно красива, что я не сразу заприметил за ее спиной группу улюлюкающих подростков из 12-15 человек, от которых она и убегала. Они были одеты как одевались обычно шудры, лица их были иссиня черными, как у негров, а носы плоские и широкие, широкими были и скулы. Совсем другая порода. Их идущие от грубого естества намерения не оставляли никаких сомнений. Из оружия с собой у меня была только рогатка, правда, откалиброванная и довольно мощная, она была прищеплена на багажник велосипеда на всякий случай. Я схватил ее, поднял с земли большой кусок кварца и направил рогатку на толпу. Девушка уже пробежала мимо меня, а вот толпа ее преследователей остановилась. Их взгляды встретились с моим взглядом и мы молча стояли и оценивали друг друга. Затем они начали верещать на своем пиджин-хинди, которого я не понимал от слова совсем, о чем-то поспорили между собой, потом развернулись и пошли назад в том направлении, откуда прибыли. Разумеется, они могли сделать со мной все что угодно, тщедушный мальчик с рогаткой не остановит пятнадцать крепких шудр, какое там, у меня не было вообще никаких шансов. Но почему-то они ушли, а девушку не постигло бесчестье. Сам не знаю почему, может ангел мой меня уберег, а может так само как-то получилось.

Закончилось все хорошо. Прекрасную незнакомку потом проводил до города, мы мило пощебетали по-английски о Ригведах и славно в дороге провели время.
За какую же идею я ратую, Илья? К пятидесяти годам ввиду усталости и немощи телесной у меня не осталось никаких "идей", только воспоминания, яркие картины детства, отрочества и юности. Ну и добрый юмор, ибо именно он, а не надежда, умирает последним.

Вообще, ты оставил этот комментарий под вполне невинной зарисовкой в бунинском духе. Вспомни "Окаянные дни" нашего первого нобелевского лауреата, Илья. Там тоже весь этот "социальный расизм" в совершенном и законченном виде. Я даже особо и не скрываю, что данный пост это парафраз "Окаянных дней" на ориентальной специфике.
Не хочу спорить с тобой. Я лучше снова с тобой помолюсь об упокоении русских патриотов на старом Донском кладбище
Да, конечно, дружище. К сказанному лишь добавлю, что то, за что во времена И.Бунина давали нобелевские премии, ныне преследуется по закону в процессуальном порядке, те. "идея", за которую я может быть и "воюю", не очень популярна у правоохранительных органов и подсудна. Мое литературное творчество уголовно наказуемо, о чем мне не перестают напоминать наши добрые сограждане. Так что выгоды мне в нем нет никакой, только одни убытки. Оно абсолютно человечно и абсолютно бескорыстно. Я пишу о том, что вижу не ради социальных выгод.
"намерения не оставляли никаких сомнений." --- мне почему-то кажется, что Вы излишне полагаетесь на своё умение читать мысли людей.
Там мыслей не было. Там пятнадцать мужичат преследовали одинокую девушку в пустынном карьере.