Индия

Народная демократия



Результат политики водителя автобуса в одном союзном РФ государстве победившей народной демократии. Мост Симона Боливара между Венесуэлой и Колумбией. Автобусов больше нет и народ идет пешком туда, где еще не закончилась еда, где ее раздают западные гуманитарные миссии. Одна страна решила переселиться в другую. Много ли из этих беженцев уже в Колумбии будут поддерживать потомственных профессоров университетов Лиги Плюща или хотя бы их бывших студентов? Нет, они и там будут стараться избрать себе какого-нибудь местного Уго Чавеса или, за неимением Уго Чавеса, хотя бы водителя Уго Чавеса. Или троюродную сестру водителя Уго Чавеса с подбитым глазом, беременную сразу от трех дальнобойщиков из департаментов Гуахира или Кундинамарка, которая непорочно родит народу истинного его сына, Уго Чавеса II Освободителя. А у нас здесь вслед за кончиной дорогого Владимира Владимировича изберут какого-нибудь телохранителя Шойгу, разумеется, или Рогозина-Кадырова, или Сечина, или и вовсе Жириновского. Мужиковская власть это всегда игра на понижение. В основании ее мифологический Герой, а дальше его тетки, министры, водители, охранники, повара, дружки и собутыльники - все народные диктатуры нашего века создаются народными СМИ к вящей славе и торжеству "простого человека" (что является у них эвфемизмом стадного безродного человека эпохи массового общества, под которого электоральная пропаганда и "заточена") и устроены абсолютно одинаково.
Выходит избирательное право - это плохо?
Каждый решает сам, но чтоб совсем без цензов и "все у избирательной урны равны" это, на мой взгляд, не просто "плохо", а самоубийственно, а так же элементарно неприлично. В государствах, созданных европейцами, это "всеобщее избирательное" уравновешивается множеством как явных, так и не совсем явных и очень старых институтов, способных гасить выплески биологического народовластия на ближних подступах, но и там это не всегда работает. А в странах Третьего-Второго мира, включая РФ, никаких "институтов"-предохранителей, оставленных стражами погибших аристократических обществ, внедренных ими в право Нового Мира, нет и не предвидится, поэтому мужики здесь всегда, а не эпизодически, ибо они просто по численности главная популяция.
Какие институты, например, в США. Или в Германии?
Гражданское общество, прежде всего, и права личности. Народные диктаторы-трибуны не могут сквозь них прорваться. Народные диктатуры это диктатуры большинства над меньшинством, что видно из названия. Но права личности у них это такая глыба, о которую споткнется любой народный трибун, ибо они, народные трибуны, имеют дело не с личностями, а с "массами".

Вторая опора это, конечно, добровольная самоорганизация культурных людей в общества не публичные и не массовые, которые, тем не менее, весьма влиятельны. Люди продвигают людей, а не популистов и трибунов народных, поэтому политические элиты запада вообще довольно консервативны, а в Пристоне, Йеле и Гарварде учатся как будущие республиканцы, так и будущие демократы. В СССР американскую двухпартийную систему считали спойлером народовластия и не ошибались. И демократы и республиканцы из партийных верхов гораздо ближе друг к другу, чем к собственным низовым организациям и всегда договорятся.