Hemos pasado (anton_grigoriev) wrote,
Hemos pasado
anton_grigoriev

Categories:

Святая каторга как условие существования высокой культуры

В копилке моих народных идиотизмов есть "бриллиант Эксельсиор" - "национальная культура вырастает из народной души", т.е. всеми сокровищами науки и искусства люди обязаны бабам и мужикам. Пушкин культурно взрощен "простой русской крестьянкой Ариной Родионовной" (несусветный по своей наглости славянофильский миф), "Православие это душа народа" (за это вообще надо подвергать гражданской казни, народ в 20 веке вполне ясно показал содержание своей "души") и т.д. Реальность несколько отличается от фантазий народолюбцев. Только после освобождающего дворянство указа Петра III и закрепощающих крестьянство реформ Екатерины II в России появилась мировая культура, век которой был впоследствии назван "золотым".

А, скажем, в середине XVIII века никакой Пушкин, живущий на Арбате и создающий наш язык, был в принципе невозможен, потому что Москва того времени была народно-купеческо-разбойной резервацией русского народа, оппозиционной новому немецкому порядку в СПБ, средоточием всякой бандитской "русскости", с патриотом всего отечественного, великим русским народным песенником Ванькой-Каиным, истинным хозяином славного града тех бесшабашных лет, во главе.

И пока мы не возродим каторгу в широком и узком смысле этого слова никаких новых "Пушкиных" скорее всего и не будет. А без сословного общества их не будет точно, никогда и вообще.

О няне, впрочем, вспомним обязательно вот что:

Но тот ли был твой образ, твой убор?
Как мило ты, как быстро изменилась!
Каким огнём улыбка оживилась!
Каким огнём блеснул приветный взор!
Я помню чудное мгновенье

Покров, клубясь волною непослушной,
Чуть осенял твой стан полувоздушный;
Вся в локонах, обвитая венком,
Прелестницы глава благоухала;
Грудь белая под жёлтым жемчугом
Румянилась и тихо трепетала…

Славянофилы (т.е. на языке XIX века "раболюбы") это такие животные, которые лишены чувства юмора, рефлексии, понимания двойных и тройных метафор и даже внятного пушкинского хохота. Но ладно бы это - они говорят, что вот это "Грудь белая под желтым жемчугом" про безродную крестьянку, тогда как стихотворение, разумеется, посвящено бабушке Пушкина Марии Ганнибал.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments