Об антисоветском выражении лица

Большинство моих родных и близких в СССР были за безопасность, пусть и в ущерб достоинству, и по улицам с советским выражением лица ходили. Дома они превращались в людей, но не в общественных местах и не на службе. Однако мне самому так было жить тягостно и грустно. И я, чтобы скрасить эту нелепую советскую жизнь, часто позволял себе лишнее. Родители беспокоились обо мне, но сделать с собой я ничего не мог и переодически выражение моего лица становилось вызывающе антисоветским в самое неподходящее время.

Иногда в метро я видел таких же как я сам, молодых людей с книгой, которые не могли скрывать в себе человека. И тогда я подходил к ним и мы знакомились, узнавая друг друга по глазам, потому что самым ценным сокровищем в СССР были люди и нельзя было пропустить ни одного, настолько мало их было. Мы были молоды и одиноки в этом океане советских баб и мужиков, об'единяло нас только социокультурное, если не сказать антропологическое отвращение к этому океану и больше ничего, к его образу жизни, его радостям и горестям, его карательной системе, его горделивой пропаганде, его искусству, его праздникам, его досугу и его убогим упованиям и "мыслям".

Национал-предателем, "не нашим", в СССР нельзя было "стать". Им можно было только родиться. Так же и национал-предателями в современной РФ не становятся, а рождаются, ибо это не столько культурное, сколько глубинно-антропологическое.
Был в моей жизни случай: открываю дверь, собираясь войти в общественное здание, а навстречу мне выходит интеллигентного вида господин. Мы сталкиваемся взглядами и невольно улыбаемся - эффект одновременного опознавания "своего" был потрясающим. Поэтому когда читаешь мемуары очевидцев революции 1917 г. и последующих событий, то совсем не удивляешься случаям когда толпа черни безошибочно опознавала среди прочих "буржуя-кадета" и бросалась затем на него со звериной злобой, или когда пробирающиеся на Дон и замаскированные под "товарищей" офицеры и юнкера так же безошибочно распознавали своих (таких же переодетых) и оказывали им помощь.