February 19th, 2018

Индия

Скучный человек

.
Новая Москва, февраль, мансарда зимнего дома, зябко. Надо бы прибавить отопления, а то и разжечь камин, сегодня приедет Ваня с друзьями. И почистить от снега дорожки в саду...Ах, да, и купить дубовые веники... Русская молодежь любит баню и это для ледяного ада, в котором мы все обитаем, вполне естественно.

Свои взгляды на жизнь я считаю рядовыми, обыденными и банальными до зевоты, с поправкой на то, что им сто лет и это взгляды моих родных бабушек и дедушек, а так же прабабушек и прадедушек, репрезентативного культурного слоя Империи. Одним словом я бы их охарактеризовал как "жандарменнопоповские". Жениться на еврейке? Боже мой... Выдать дочь за мужика? Надо ж такому присниться. Исповедоваться перед приказчиком, да просто выпить с ним медовухи? А потом, наверное, пойти с ним вместе портить деревенских девок, как гр.Толстой? Признать эффективного "топ-менеджера" уважаемым членом Общества? Признать "легитимной" гражданскую власть шпаны, мужиков и всенародно избранных воров? Относиться к современникам, т.е. внукам своих разбойных дедов, иначе чем к каторжникам и детям каторжников? Признать Конституцию, т.е., как говаривал Александр Александрович, присягнуть каким-то скотам? Нет, друзья, все это выше нравственных возможностей благонамеренного городского обывателя серебряного века, сами живите по понятиям своего медного. Конституцию у нас мужики погромами и разбоем выцыганили, а к взятому разбоем какое ж может быть отношение? А дальше все совсем грустно. Преступление не перестает быть преступлением если ему сто лет. И почему я должен "входить в положение" потомков этих существ, анализировать их умонастроения и души, принимать их законы и обычаи? Почему должен отказываться в угоду им от морали и взглядов на жизнь своих непосредственных предков? Низость остается низостью даже если ей уже исполнилось целое столетие. И тем, кто отрицательно относится к 1917 году, дабы не быть лицемерами, следует так же относиться и ко всем его плодам, включая главный, который никем почему-то ныне не ставится под сомнение - философский и политический эгалитаризм, основа-основ революционного общества Модерна.

Далее ответ старому знакомому, доброму бытописателю и философу.

"Мои монархические воззрения остались неизменными с 1999 года, когда мы с тобой познакомились и основали монархический журнал, а вот твои претерпели изменения в сторону "демократии", и неважно что она "национальная". Изменился ты, а не я, разве нет, старина? Был монархистом - стал демократом. А мои же при этом взгляды соответствуют на 100% мировоззрению городского дореволюционного российского Общества и они есть калька воззрений моих бабушек и дедушек по отцу и по матери, а так же прадедушек и прабабушек, письма которых всегда со мной, т.е. это воззрения обобщенного культурного городского населения Империи конца XIX начала XX века. "Чудовищными" они кажутся лишь из нашего неоварварского века. А мне "чудовищными" кажутся твои, в которых нет места генеалогии, т.е. духовно-биологическому культивированию высокого в человеке, зато есть место фантомам массового общества вроде "нации", "демократии", "национал-демократии" и пр. Но я же тебя за воззрения не упрекаю, считаю, что ты их перерастешь - как-никак генетическая революция на дворе, эпоха упадка национальных государств, грядущие им на смену вольные города - геномные кластеры, Новое Средневековье. На все это придется скоро как-то реагировать тебе, да и всем нашим современникам. Ну, когда окончательно станет всем вокруг ясно, что многообразные разумные существа нашей планеты не только не равны от рождения, но и принадлежат к несколько различным, хотя и близкородственным, биологическим видам.

В основе моих воззрений - генеалогия, начиная с библейской, что для европейца в общем-то естественно. Человечество всегда культивировало породу человека. Худое древо не приносит доброго плода. В основе воззрения современности - худую осинку можно выходить и превратить сугубо культурными средствами в апельсинку или, например, кипарис. Наши современники, включая, увы, и философов, отравлены гуманистической философией модерна. Эгалитаризм для них нравственный императив и мера человечности, т.е. это почти новая религия. Но ей осталось-то всего ничего. Понимаешь, ну не будет через 20 лет никаких-таких единых "Прав Человека". Как не будут называть одним биологическим термином массу нынешних разумных существ, наших с тобой современников. Терминов появится много и это хорошо, мне нравится цветущая сложность) Мы идем в будущее, но растем из прошлого. С Богом, старина, рад был тому, что помнишь обо мне, грешном и убогом, здоровья и приветы детям и супруге".