July 26th, 2018

Индия

Пресуществление германца в славянина...



...есть, конечно, сложный психосоматический процесс, растянутый на несколько поколений. Водка, печь, балалайка, баня с самками мужиков, традиционный русский дзен (медитативная дефекация в поле с поддувающим снизу ветерком), традиционный русский диалог с самим собой ("Тварь я дрожащая или право имеющий?"), первая кража, первая ходка, тайга, медведи, лесоповал, шансон, при некотором везении взятие на поруки и в долю. Вначале омужичиванию на восточнославянский лад подвергается душа, а затем лицо и тело.



И вот уж непонятно где тут славянин, а где германец. От немецкого корня у зело обрусевшего бандита справа осталась лишь фамилия.
Индия

Wir sind Deutsche, was für eine Freude



Лиза копия своей бабушки и моей матери Екатерины Рейнеке, просто одно лицо, а значит благоволит ко мне, грешному, Всемилостивый Бог - в один 2014 год забрал мать, но дал в утешение дочь. Рядом с немецким самоваром, немецким крестом, под портретом бабушки-немки, на столе прижизненной печати фото мученической Царской Семьи германского происхождения. В этой беседке на берегу пруда мы коротаем дней наших время, слушаем барочные хоралы (разумеется, немецкие) и наблюдаем за чайками, выискивающими рыбу в воде. В Московии все еще лето.

Лиза снова сегодня выкинула в пруд серебряный рубль, на этот раз святого мальтийского рыцаря Павла, как прежде рубль его мученика-отца, голштинского рыцаря Карла Петера Ульриха. Так у нас совсем закончатся в доме и русские святые, и русские деньги.



А это мы запускаем самолетики на 22 июня. Вообще, мы пока еще правильные, русые и пушистые. Обрусеть же в плохом смысле этого слова не успели по возрасту. И молим Милосердного Господа чтобы так оно было и впредь. Жизнь мы ведем уединенную, тихую и спокойную. По мужичарням местным не шляемся, от современной русской народной музыки у нас вянут уши и душа, умирает все внутри. Утром собираем ягоды в саду, вечером встречаем закаты, много рисуем, читаем и поем. Благополучно у нас все, хотя и не хватает детского общения, ведь мы так и не решились отдать ребенка в садик. Но теперь мы думаем уже о поступлении в Гнесинку на будущий год. Там ведь много человеческих детей учится. Там мы будем среди своих, среди недобитых, потомственных и затаившихся врагов нашего доброго народа, среди детишек музыкальных, художественных и литературных власовцев из честных и культурных старомосковских семейств. И это хорошо, быть среди своих и подальше от демонов-гегемонов и их суровых нравом отпрысков. Такие вот у нас неспешные известия, помоги нам всем Бог.