March 25th, 2019

Категорический императив и биологическая необходимость

В "Критике практического разума" Иммануил Кант сформулировал общечеловеческое кредо этического поведения - «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом". Благая воля индивида может бытийствовать как всеобщий закон и это даже больше знаменитого "государство это я" родом из абсолютистской монархической Франции XVII века, ибо это уже "всеобщий закон это я", то есть такая вышина, которой не достигал ни один земной правитель. Кант так же определил кредо межличностного человеческого общения - "Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству". Из категорического императива Канта мы видим, что философ соотносит поступки тех существ, к которым он обращается, и их же принадлежность к человечеству, и отказывает в принадлежности к человечеству тем, кто относится к человеку как к средству. Человек самоценен, принадлежность к человечеству самоценна, независимо от тех или иных внешних и внутренних качеств конкретного индивида, а перестает он быть человеком когда начинает относиться к другому человеку как к средству.

В этом смысле противоположный кантианству русский коллективизм и исторический материализм есть высшее интеллектуальное достижение стадных материалистических конкурентов человеческого рода, амбиции которых ни много ни мало состояли в том, чтобы оставить за скобками исторического процесса весь человеческий род. Их категорический императив звучит подражательно, но отлично - всеобщий закон это мы, индивид лишь клетка многоклеточного трудящегося организма, средство нашего общественного бытия. Трансцендентальные и метафизические исследования Канта материалистическая философия отвергала - материя первична, религия есть господский опиум для народа, познается все и вообще Бога нет.

А раз трансцендентальное это наши человеческие глупости и религиозные пережитки, то впору задуматься о существах, у которых трансцендентального уровня души просто нет. Люди ли они? В основе их философии и поведения лежит биологическая необходимость, в основе нашего поведения - вышеестественный, надприродный культ, требующий от человека отказа от биологических потребностей и позывов ради того, что и делает из едва словесного животного культурного человека. В общем и целом культура это система ограничения и подавления действия механизмов биологической необходимости. По Аристотелю основные человеческие добродетели это умеренность и благоразумие, а этичное поведение состоит в том, чтобы стремиться достичь цель, которая не является средством для достижения новой цели, но ценна сама по себе. Философский парадокс этой максимы состоит в том, что такой цели в земном бытии нельзя достичь даже теоретически - все земные цели служат одновременно земными же средствами и не обладают безусловной самодостаточной ценностью. Деньги и слава не приносят удовлетворения. Достигший в этом мире всего остается ни с чем. Удовлетворение человеку приносит лишь деятельная творческая работа души, которая поднимает его над биологической и физической реальностью мира и предуготовляет для вечности.

Что же это за вечность и вышеестественный культ, служение которому делает человека счастливым? У него, согласно Дионисию Ареопагиту, много имен - Красота, Любовь, Мудрость, Добро, Свет. В XIX веке юношам из добрых семей, будущим офицерам, преподавали, помимо военного дела, языков, истории, географии, естествознания еще и танцы, музыку, рисование, риторику и теорию стихосложения, то есть науки и искусства, не имеющие практической земной и профессиональной ценности и служащие лишь развитию души. В XX веке почти все это же самое стали преподавать абсолютно всем юношам и девушкам в средних советских школах. И выяснилась удивительная вещь. Существ рабоче-крестьянской генеалогии можно обучить физике и математике, биологии и политологии, научить бегло говорить и писать на человеческих языках, но вот заставить их отказаться от коллективистско-материалистической философии и привить интерес к этике и эстетике очень непросто. Настолько же непросто уговорить их перестать праздновать коммунистические праздники и гордиться военными подвигами своих дедов и отцов. Обобщенный социологический портрет усредненного россиянина XXI века включает высшее образование, наличие средств передвижения и сложных технических устройств, ограниченное знание как минимум одного иностранного языка кроме родного, полная безрелигиозность и... патриотизм в пользу "воевавших дедов", то есть почти буквально лесных зверей. Новые звери, у которых отсутствуют трансцендентальные уровни души, ходят среди нас в современном городском платье, многие из них знакомы с теми или иными гуманитарными, естественными, техническими достижениями человеческой науки, их манеры стали иногда походить на человеческие до такой степени, что можно их принять за нас, но они это не мы. Их мир по-прежнему описывается формулой биологической необходимости, а этика и эстетика придуманы совсем не для них.

О принципиальном различии в работе сознания людей и мужиков говорил и другой великий академический немецкий философ, учитель самого М.Хайдеггера Густав Альбрехт Гуссерль. Он первым ввел слово untermensch в научный оборот еще в 1910-х годах и он считал, что untermensch отличается от человека тем, что в принципе не приспособлен к трансцендентальной редукции (иначе именуемой феноменологической редукцией), т.е. не способен к освобождению сознания от натуралистической установки. Недочеловек видит только реальность как внешний объект и не может видеть феномен. Так же, согласно Гуссерлю, untermensch не способен к "эпохе" (ἐποχή) — воздержанию от предварительных суждений о реальном мире.

Хороши ли русские или плохи?

Этим вопросом задавалось множество культурных европейцев, в том числе русских культурных европейцев XIX века. Ответ зависел обыкновенно от локализации тех, для кого они хороши, а для кого плохи, но в целом, если исключить Англию, то в Европе XIX века принято было считать, что русские хороши как минимум для своих колоний, а с последней трети XIX века мир распробовал и высокую русскую музыкально-литературную культуру вполне европейского уровня. Мало кто тогда предполагал, что придет XX век и диминутивные русские, вырезав собственный господский слой, вдруг окажутся врагами всей греко-римской цивилизации как таковой, причем русско-человеческое противостояние продлится более столетия.

Служба святителю и чудотворцу - аутентичный русский акафист Карлу Марксу 1925 года

Радуйся количеству в качество
на практике перерождению.
Радуйся буржуазного строя ниспровержению.
Радуйся, о Марксе, великий чудотворце,
О великий святитель новоявленный.
Своими словами и делами прославленный,
Радуйся, О Марксе, великий чудотворце




Антирелигиозный песенник под редакцией К. Постаничева, профессора Коммунистического университета им. Я.Свердлова, . М., 1925. С. 24–25. Составители песенника предлагали распевать этот акафист в домах культуры, советских организациях и учреждениях в день рождения главного философа исторического материализма.

Пленительны и чарующи порой документы эпохи раннего Народного Государства... 1920-годы, революционный процесс эмансипации мужика, но даже в своем всенародном бесновании мужики стараются походить на людей и поют прилежно в Храмах Культуры своим святым отцам акафисты. Ну разве они не душки? О глубокой народной религиозности восточных славян нам говорит сама древнерусская история, летописи человеческих монастырей, а так же вся русская академическая наука XVIII-XIX века, изучавшая под микроскопом любые сведения об автохтонной религии аборигенов, религии древнего богомужицкого блаженства.

Правда о Вечном Возвращении

.
Уникальность великороссов в триаде восточнославянских народов и в ансамбле народов европейских состоит в том, что их государство является единственной европейской державой, которой коммунизм не был навязан извне, но вызрел, выстоял и победил с опорой на сплоченные внутренние народные массы, не потеряв по дороге никаких исконных территорий. Даже на фоне азиатских коммунистических держав это значительное достижение - в мире по-прежнему два Китая и две Кореи, да и коммунистическая власть в красных секторах этих дуалистических, поделившихся в себе народов тоже была установлена при значительной военной и экономической помощи СССР. Не будь ее не было бы никакой победы ни КПК в Китае, ни ТПК в Северной Корее. Про Восточную Европу нечего и говорить. Латинская Америка... да хоть где-нибудь вообще на глобусе коммунисты пришли самостоятельно к власти без опоры на масштабную внешнюю советскую помощь?

РФ не только является преемником первого на земле государства рабочих и крестьян, но и причиной мирового коммунизма, питавшей его своими соками маткой. И меня по-прежнему поражает успешность славян, пассионарность их великого проекта. Коммунисты лгут, когда говорят нам, что Российская Империя была отсталым государством - по ВВП на душу и качеству жизни она входила в пятерку лидеров. Однако они нам не лгут, когда говорят, что у исторической России не было такого влияния в мире, какое было в XX веке у СССР. И действительно, можем ли мы сопоставить влиянии Российской Империи на государства Азии, Африки и Латинской Америки с влиянием, которое приобрел в этих регионах СССР? Да, чтобы обслуживать подобное влияние потребовалось напряжение всех их сил и советские граждане жили чаще всего впроголодь или почти впроголодь, однако это лишь говорит о том, что советский народ был мотивирован на такие лишения чем-то существенным, черпающим силы изнутри и связанным с национальной мечтой. Порабощенные так не трудятся, рабы обыкновенно и довольно часто устраивают бунты и ломают орудия труда, почему от рабства в пользу колонства практически отказались еще в Древнем Риме. А русский народ при Советской Власти трудился не просто добросовестно, но так, что сумел распространить свое влияние на половину планеты. Трудился за галочки и трудодни, за нищенские советские зарплаты, а в деле выявления своих врагов, мешающих ему строить Коммунизм, шел гораздо дальше своих властей и карательных органов и требовал снизу на порядок большего масштаба репрессий, чем первоначально входило в планы его народно-политических элит, то есть советского коммунистического руководства.

Можно сказать, что русский народ при СССР действительно расцвел. Стал известен всему миру, покорил моря и океаны, Арктику с Антарктикой, полетел в космос. И это при социалистическо-плановой экономической системе, которая проигрывает рынку, отсутствии внутренней конкуренции и сильной экономической мотивации для большей части производительных сил, в условиях мировых санкций. К 1970-м годам триста миллионов советских граждан инфицировали своим красным проектом половину планеты, более двух миллиардов человек, и красное человечество продолжало расширяться, угрожая полностью покрыть этот бренный мир.

В истории есть схожие прецеденты неожиданной пассионарности и экспансии. Например, невероятные успехи монгольских кочевников в XIII веке, никак не пропорциональные ни их численности, ни уровню их знаний и технологий, ни характеру экономических отношений и политической культуре кочевого общества. Историки так и не знают ответа на вопрос как малочисленным и живущим на краю экумены дикарям удалось вдруг завоевать половину континента и создать евразийское подобие Римской Империи, но ясно, что они в любом случае действовали с полным напряжением сил.

Что же побуждает к высвобождению этих сил? Про монголов мы уже скорее всего и не узнаем, но советская Россия все еще исторически к нам близка. Почему народная Россия грозна, креативна и сильна в своем коммунистическом обличии, но совершенно невнятна и блекла в нынешнем компрадорском, уголовно-народно-капиталистическом, когда в союзниках у нее осталась лишь пара небольших государств-изгоев? Влияние РФ несопоставимо с влиянием СССР, но оно так же несопоставимо и с влиянием исторической России, входившей в самую значительную пятерку государств европейского человечества.

Ответ на этот вопрос лежит, на мой взгляд, в комплиментарности идей коммунизма традиционному русскому народному общественно-экономическому крестьянскому укладу (Русская Община), народному менталитету и народной религии, которая в исторической России представляла собой причудливую смесь из языческих верований, укрощающих трансцендентальное измерение христианской веры, по сути предматериалистических по своему характеру, православного обрядоверия и хилиастическо-мессианской ереси. Прыгать выше головы и напрягать все возможные и невозможные силы во все времена помогала лишь одна религия. Мое утверждение не понравится многим, но я и правда думаю, что в СССР ожили вековые чаяния русского народа, что русский народ и коммунизм (всеобщее равенство, всеобщая эгалитарная справедливость) это одно и то же, и что пока человечество не загонит этот народ в новое надежное крепостное стойло он будет снова и снова пытаться в новых общественных обстоятельствах реанимировать на новый лад тысячелетний передельный Русский Мир, свою общественно-историческую колыбель и свою национальную мечту, в которую он всегда пытается вернуться.

Народы и люди

Притязания земных народов в ходе естественной истории природны и просты, и обыкновенно вертятся вокруг мечтаний о размножении в комфортных условиях на сытый желудок, получении полного комплекта чувственных удовольствий, снижении трудовой нагрузки, коллективном бессмертии, внешней экспансии и эгалитарной революции. Разумеется, животные цели народов не могут внушать грешным, но богосотворенным, освященным Образом и Подобием людям ничего кроме крайней степени возмущения и отвращения. Полагаю, в самом ближайшем будущем люди и родовые человеческие династии останутся, а вот земные народы не ждет ничего кроме всесмешения и забвения. Век народов недолог, однако люди будут жить всегда.