October 27th, 2019

2019 год, 50 лет

А ведь кто-то все еще верит...



... что 1-я и 2-я Гражданские войны в России были следствием политического, а не антропологического противостояния, борьбой различных воззрений и идей, а не битвой орд малочеловеков и горстки людей.

Это сейчас, во времена после модерна, мир наводнился кентаврами, странными созданиями с белыми мыслями и мужицкими фенотипами или наоборот. А тогда все было проще и таковых исключений были единицы, а в общем и целом политические убеждения обеих противостоящих сторон были написаны на лбах и их было отчетливо видно за пятьдесят шагов. Политика есть простое продолжение генеалогии и антропологии, и было бы странно, если бы было наоборот.
2019 год, 50 лет

Муссонное сновидение

Как спится во время муссона? При влажности 90% простыни мокрые, мысли и тело тоже, и поломался комп. Снятся, естественно, кошмары. Вот сегодня пригрезились мне в нашей тихой рыбацкой деревушке гоанского диоцеза арамбольской области Родина и Народ. Родина стояла и звала, Народ маршировал, и я с содроганием проснулся. И, перекрестив лоб, начал шептать солеными от океанского ветра губами буддистскую мантру - Встретишь Родину - убей Родину, встретишь Народ - убей Народ)
2019 год, 50 лет

Человеколюбие и недочеловеконенавистничество...

... есть проявления одной и той же энергии Бога, обращенной к Твари, поэтому Господь наш человеколюбец распялся за Людей, но пометил несмываемым пятном Хамов род. Нет общего между Христом и Велиаром, невозможно служить Богу и мамонне, нельзя любить Бога и (пост) советский народ.
2019 год, 50 лет

Русские дискуссии - письмо Столыпина потомку Индриса

Письмо П.А. Столыпина Л.Н. Толстому.
23 октября 1907 года.


Лев Николаевич,

Письмо Ваше получил и приказал пересмотреть дело Бодянского. Если есть возможность, конечно, он будет освобождён. Не думайте, что я не обратил внимания на Ваше первое письмо. Я не мог на него ответить, потому что оно меня слишком задело. Вы считаете злом то, что я считаю для России благом. Мне кажется, что отсутствие «собственности» на землю у крестьян создаёт всё наше неустройство.
Природа вложила в человека некоторые врождённые инстинкты, как то: чувство голода, половое чувство и т.п. и одно из самых сильных чувств этого порядка – чувство собственности. Нельзя любить чужое наравне со своим и нельзя обхаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании, наравне со своею землёю.
Искусственное в этом отношении оскопление нашего крестьянина, уничтожение в нём врождённого чувства собственности ведёт ко многому дурному и, главное, к бедности.
А бедность, по мне, худшее из рабств. И теперь то же крепостное право, – за деньги Вы можете так же давить людей, как и до освобождения крестьян.
Смешно говорить этим людям о свободе, или о свободах. Сначала доведите уровень их благосостояния до той, по крайней мере, наименьшей грани, где минимальное довольство делает человека свободным.
А это достижимо только при свободном приложении труда к земле, т.е. при наличии права собственности на землю.
Я не отвергаю учения Джорджа, но думаю, что «единый налог» со временем поможет борьбе с крупною собственностью, но теперь я не вижу цели у нас в России сгонять с земли более развитый элемент землевладельцев и, наоборот, вижу несомненную необходимость облегчить крестьянину законную возможность приобрести нужный ему участок земли в полную собственность. Теперь единственная карьера для умного мужика быть мироедом, т.е. паразитом. Надо дать ему возможность свободно развиваться и не пить чужой крови.
Впрочем, не мне Вас убеждать, но я теперь случайно пытаюсь объяснить Вам, почему мне казалось даже бесполезным писать Вам о том, что Вы меня не убедили. Вы мне всегда казались великим человеком, я про себя скромного мнения. Меня вынесла наверх волна событий – вероятно на один миг! Я хочу всё же этот миг использовать по мере моих сил, пониманий и чувств на благо людей и моей родины, которую люблю, как любили её в старину, как же я буду делать не то, что думаю и сознаю добром? А вы мне пишете, что я иду по дороге злых дел, дурной славы и, главное, греха. Поверьте, что, ощущая часто возможность близкой смерти, нельзя не задумываться над этими вопросами, и путь мой мне кажется прямым путём. Сознаю, что всё это пишу Вам напрасно – это и было причиною того, что я Вам не отвечал. Николаева все же с удовольствием повидал бы.

Простите.
Ваш П. Столыпин


Дело Петра Аркадьевича дожило до 1917 года, а вот толстовские общины просуществовали до начала 1930-х годов. Раньше я осознавал намерения Льва Николаевича так же, как и Петр Аркадьевич. Сожалею, что был так бесконечно и благонамеренно глуп и не понимал в затеях нашего национального гения совершенно ничего. Эмансипация мужика эпохи модерна это путь от мужика к сверхмужику. Человеком он в любом случае не станет никогда. А поэтому лучшее, что возможно с ним сотворить в эпоху народно-национальных бунтов это прочитать ему строгую пацифистскую мораль, загнать в псевдохристианские кибуцы и держать на коротком поводке. Какая там личность, какие свободы? Благоглупости это все, Петр Аркадьевич, вольтерьянство и пустой гуманизм. Посмотрели бы Вы на нынешнюю РФ и на Вашего почитателя, ее президента, Господи Боже мой. Богат стал ныне мужик. Состоятелен, образован и где-то даже умен. Поднялся, набычился, заматерел, поднимает со дна античные амфоры, проявляет внимание к культуре - дает звания заслуженных и народных артистов РФ исполнителям русского народного шансона, своим братьям-мужикам из ближайших подворотен. И - что? Дальше что?