November 2nd, 2019

2019 год, 50 лет

О видовых особенностях наших Иванов



Мой Ваня в 4 и 18 выглядел вот так, на левом фото у него за спиной фрагмент известной картины омского художника Евгения Вигилянского, объехавшей художественные галереи половины мира. Над черным гамматическим крестом, любимым христианским символом Святых Царственных Мучеников Российских, там выше на картине гамматический крест из крыльев ангелов, но эта ее религиозная верхняя часть не попала в кадр.

Взгляд у наших Иванов полицейский, а где-то даже и жандармский уже в четыре, то есть цепкий и пытливый, ибо с измальства научают нашего Ивана видеть не наших, по генеалогии звероидно-коммунистических, народно-трудовых, рабоче-крестьянских и бессмертно-полковых Иванов, чьи предки ответственны за коммунизацию половины планеты, за сто шагов. В три года мой Иван получил свои первые игрушечные наручники, в четыре, будучи единственным богопочитателем в детском саду в центре Москвы, пенял юным мужичатам-безбожникам и их воспитательницам на то, что они не молятся перед едой и не почитают Господа Бога своего, в семь лет метко стрелял из духового ружья по бумажным красноармейцам-коммунистам, в десять-двенадцать учил настоящей русской истории своих школьных, так сказать, учителей, в пятнадцать заставил весь класс играть в Российскую Империю и даже создал теневой кабинет, в семнадцать понял, что управляться с не нашими Иванами можно по-хорошему только сильными русскими логосами и поступил на русскую филологию в университет. Мой Иван любит Бога и посещает богослужения каждые выходные, почитает своих родителей и свое поруганное историческое Отечество, играет на флейте, бывает на концертах классической музыки, почитает всякую красоту, всякое проявление настоящей человеческой культуры и ума, и всякое добро. Искренне любит свою науку филологию. В общем, мой это Иван, а на их Иван. И помоги моему сыну Иоанну Бог.
2019 год, 50 лет

А мне сейчас написали...

...что я приемный сын своих родителей, а не родной. Вот какова она, генеалогическая зависть соотечественников к отошедшему от дел тихому инвалиду с маленьким ребенком на руках, оставляющему удаленно из не близкой Индии записи в своем собственном дневнике о своих же по-преимуществу жизни, родных и детях. Бедные, мне вас бесконечно жаль, так можно и перегореть изнутри. Генеалогическая зависть это страшное, разрушительное чувство, гораздо более разрушительное, чем зависть классово-экономическая, помоги вам, конечно, Бог.
2019 год, 50 лет

Порог памяти

Примерно в шестилетнем возрасте я осознал, что большинство моих сверстников не помнят свой роддом. Не помнят того, как выглядели палаты, какого цвета были стены, как они с матерью на железной кровати лежали, как их потом везли из роддома домой. Для меня это стало открытием, потому что я сам помнил очень подробно это все. И запахи, и звуки, и руки матери, и ее слова. Помнил я и крошечную комнатку куда нас привезли из роддома в бетонной многоэтажке на окраине Москвы. Мы там с матерью лежали, она была наша и больше ничья. И нам с матерью там было спокойно и хорошо.

Да, у меня неплохая память, никогда не жаловался на нее. Примерно с двух лет вообще помню каждое почти событие своей жизни и могу в любой момент вернуться в него. От иных людей приходилось слышать, что хорошая память это проклятие, что хорошо помнящие - злопамятны. Но про беспамятных я могу сказать тогда вот что. Людям свойственно повторно совершать аморальные поступки, так как мозг подавляет воспоминания о собственном таком поведении. Поэтому беспамятство наряду с бессовестностью и есть самое главное зло.
2019 год, 50 лет

По вкусу это морское животное...



...очень даже, а стоит здесь всего пятьдесят рублей (если покупать его у рыбаков лодки "Апостол Петр") . Из недорогих морепродуктов оно самое достойное, спаси за него рыбаков Бог.
2019 год, 50 лет

Лиза моя здесь похорошела

И появились первые поклонники у нее. В основном, конечно, не пары. Но может однажды найдет своего? Красота ее местных русских мальчиков сильно ранит. Красота вообще ранит всякая, не обязательно женская. Это ее свойство, ранить нас, напоминая о величии Бога-Красоты и наших несовершенствах. Знал я одного бродячего русского йога в Непале, так он плакал от красоты гор.

Но если люди от настоящей красоты теряют дар речи и сознают свое недостоинство, то генеалогические подонки ревнуют к ней и ненавидят за нее. И несколько раз таковые, следя за моим дневником и видя лица моих прекрасных детей, сообщали мне о намерении их убить. Более сдержанные, но все равно подонки, стремились найти в моих детях любое несовершенство, доказать, что они "обычные" или даже некрасивые, дурные. Я не реагирую на это просто, удаляю оскорбительные комменты. Меня ненавидят и за моих предков и за моих потомков более даже, чем за мои слова, ну так я это чувствую всю жизнь, уже привык, помоги нашим ненавистникам Бог.