Самоубийство чести в христианской традиции

Многие знают, что Церковь не осуждает тех самоубийц, которые накладывали на себя руки ради избежания поругания, в частности, святых дев мученицу Домнину, Веронику и Проскудию, святую мученицу Пелагию Антиохийскую, мученицу Яглику Пивскую.

Но мало кто знает, что то же самое касается и офицеров-дворян. Если причиной самоубийства была поруганная честь то их отпевали, а епископы и христианнейшие императоры в некоторых случаях даже скорбно шли за их гробом. Такова история шведского дворянина и русского офицера Карла Иоганновича Гунниуса, похожая - ротмистра Петра Ефимовича Кузьминского.
К староверам это, очевидно, тоже относится. Я имею в виду их самосожжения в "гарях", когда за ними приходили от властей, чтобы "повязать" их и отправить по этапу туда, где Макар телят не пас.
Эти гари старообрядцев-зилотов близки к описываемому по признаку "самоубийство", но далеки по признаку "чести", поскольку на честь старообрядцев, в отличии от их обряда (который они считали выражением своей веры), власти не покушались. И я совсем не убежден в том, что у них вообще было понятие о чести в том смысле, в котором оно бытовало у людей благородных, хотя, безусловно, бытовало понятие о поругании и осквернении. О поругании и осквернении чего? Святынь веры, то есть обряда, а так же икон, одежды и посуды для приема пищи. А вот о поругании старообрядческой чести, если не разуметь специфическую в общерусской традиции купеческую честь, мне неведомо.
Любопытные истории.. Впрочем, полагаю, что, все же, это скорее исключения, чем правило. Более того, и отпевание самоубийц было, видимо, решением не церковным, а именно императорской власти. Ведь не секрет, что Церковь скептически относилась как к понятию дворянской чести, так и той щепетильности и решительности, с которыми дворяне ее защищали. Я имею в виде, прежде всего, реакцию на дуэли.. а таковая была однозначно негативной.

Если проследить корни комплекса этических понятий, связанных с европейской воинской (дворянской) элитой, то мы найдем их в германской языческой традиции. В т.н. "Средних веках" эти понятия попытались истолковать в христианском духе, после чего они стали основой этики рыцарского сословия. Но попытки эти оказались не очень-то успешными. И свидетельство тому - отличное от церковной позиции отношение к суициду среди дворян (допускающего его и даже одобряющее в тех или иных случаях).