О стыде за ближних

Мы, немцы, очень солидарные существа и представителям наших родов часто стыдно не только за себя, но и за своих ближних. В немецком языке слово "fremdschämen" описывает чувство неловкости или стыда за поступок другого человека. Не ищите восточнославянского аналога, в великом и могучем такого слова нет, перевести одним словом нельзя, а само чувство стыда за других присуще только одной социальной страте России, русской интеллигенции, которую русский народ небезосновательно подозревает именно за это в национал-предательстве и русофобии.
Современная стыдящаяся русская интеллигенция - это семиты что ли?
Нет, эти не стыдятся, а бесстыдно хихикают. Стыдящаяся интеллигенция это, например, В.П.Мелихов - директор просветительского центра-музея, посвящённого истории России XX века, революции, гражданской войне и антисоветскому сопротивлению. Это прот.Константин Федоров из Костромы. Это молодые русские мальчики из редакции "Верности", томящиеся в одиночках в Кенигсберге. Это мои друзья и молодые и не очень молодые единомышленники их аспирантур московских философских. филологических, правовых и политологических ВУЗов, другие хорошие и добрые русские люди. Представление о том, что в РФ есть только условный Шендерович , стремящийся изнасиловать всех делегатов обоего пола Русского Народного Собора несколько карикатурно и от реальности далеко уже хотя бы потому, что почетным членом оного собора был покойный Кобзон, да и вообще - кто там по этнической принадлежности самые голосистые профессиональные русские?
философских, филологических, правовых и политологических ВУЗов

О... гуманитарии. Понятно, а то я уже волноваться начал.
Можете продолжать, представители российского IT-сообщества, корни которого в ныне полулегендарном Фидо, стыдятся пуще нас, иначе б Вы моих текстов в ЖЖ не видели. Для индустрии все эти Законы о Суверенном Интернете и патриотической прослушке это такое жирное африканское кольцо с колокольчиком в нос - носить можно, но перед коллегами из белого мира стыдно. Да и когда громили Академию Наук, отбирая все права, как в какой-нибудь Северной Корее, восставших против этого произвола академиков не делили на гуманитариев и естественников.
Сначала чувство "fremdschämen" потом желание "Backpfeifengesicht" в итоге "Handschuhschneeballwerfer".