Hemos pasado (anton_grigoriev) wrote,
Hemos pasado
anton_grigoriev

Categories:

Дело в шляпе



И шляпа как у меня, только моя уже ошляпилась, то есть, по-ср.-в.-нем, обвисла. И дело как у меня. И глаза как у меня. Жизнь свою вечную не прошляпьте, не проslappте, не обвисните, дорогие мои rọ̑dные и близкие.

Вопросоответы к Волнистой и Пушистой

"Он умер, вступившись за свою и ее честь"
"Да, из-за своего и ее бесчестия. Его супруга флиртовала с Дантесом, а он распускал о нем грязные, неподобающие слухи"
"Он великий поэт!"
"Нет, как поэт он просветитель и подражатель, перекладывавший европейские поэтические идиомы для бедных на поэзию и словесность русских, а поэтому неинтересен никому кроме русских. Как прозаик тоже, в общем, ничего особенного, средненький уровень. И как историк он посредственность, не хватало ему прилежания для этой науки. Однако он величайший мыслитель и человек, просто его эпистолярное и филологическое значение, влияние, оказанное им на избранное общество, понятно лишь избранным пушкинистам. По истинному призванию своему он был словесником, Филологом. Все самое великое он написал в частных письмах членам общества по-русски и по-французски, большая часть этих писем утеряна, а то, что сохранилось, либо неизвестно, либо непонятно большинству современных русских"
"Их брак был свят!"
"Их брак был мезальянсом и не мог не закончиться его смертью. Пару по себе он подобрать не смог потому что с юности хулиганил и никто из равнородных дочери своей доверить этому повзрослевшему молодому повесе просто не мог, даже те, кто любил, ценил и уважал его вклад в словесность, вот он и женился на чем попало. С самого его раннего детства всем вокруг было известно, что он гений и что он "наше все", но так же всем было известно, что это бодливое и безрассудное наше все, страстное, самолюбивое, ставившее себя выше святых и царей, байроническое и почти безумное"
"И это все что ты можешь сказать о "нашем всем"?"
"Нет, я вообще о нем говорить пока даже не начинал. И, наверное, не буду. Что можно "сказать" о Филологе, создавшем походя аж новую словесность и приучившим целое общество говорить на своем диалекте русского, и даже не на "диалекте", а просто говорить в быту и о высоком по-русски? До него о высоком говорили только по-церковнославянски и на европейских языках, ну не принимать же всерьез первые натужные державинско-шишковские попытки. Не было даже Библии по-русски, ибо нечем ее было записать, не было никакого соответствующего уровню Св.Писания русского. Он был богом-демиургом отечественной словесности XIX века, им и останется, конечно. Причем создавал ее он хоть и на основе славянских говоров, но почти с нуля, в точности как на основе славянских говоров, но почти с нуля греки в свое время создали церковнославянский, а северогерманцы-русы - древнерусский. То есть он по сути равен Кириллу и Мефодию в одном флаконе или всему скандинавскому господскому слою Киевской Руси IX-X веков, то есть все-таки не зря он себя ставил вровень святым и царям. Но у каждого века своя словесность. И скоро мы будем значительно красивее и сложнее говорить по-русски. А к концу нашего века всякая вербальная словесность умрет, но Филолога из XIX века не забудут.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments