2019 год, 50 лет

1984

Продолжение сериала о моем детстве.

В конце 1984-ого (год то какой) начале 1985-ого я из веселого, смышленого и легкомысленного антисоветского подростка стал мрачным как смерть, убитым горем антисоветским связником. В феврале мне исполнилось 16, а затем почти сразу умер мой отец (он до этого год болел, но умер все-таки, как трагично и очень по большому секрету объяснили нам врачи-друзья семьи, не совсем естественной смертью). И теперь уже ко мне, оставшемуся в московском доме за старшего (мой брат тогда отсутствовал) стали приезжать мои дяди, один из Тифлиса, второй из Таллина. И я начал получать уже взрослые задания - перевезти чемодан N в пункт N, встретится в метро N с человеком N и отдать конверт и т.д. Параллельно я делал кое-что для другого антисоветского подполья, ДС. Это было уже и правда опасно, но и я уже был не мальчиком. На дворе стояло мрачное, холодное и безпросветное междуцарствие Андропова и Черненко. До 1986-ого и, особенно, 1987-ого, было еще как до луны.

Одновременно с этим в самом начале 1985-ого произошло три определивших во многом мою последующую жизнь события: я впервые прочел Св.Писание, впервые (ради детского любопытства) отстоял службу в Церкви и впервые по-взрослому влюбился. Еще я стал работать на Киевском Вокзале, разгружая там ночами вагоны, так как на меня легла задача кормить мать и брата, не говоря уж о самом себе. Но детство и правда не сразу отпустило меня. Параллельно, все еще по-подростковому, я интересовался всем подряд, рисуя в уме пеструю и синкретическую духовную и культурную карту жизни СПБ и Москвы.
Недавно купила своей дочке диск со сказками советских времен .
Там наряду с другими любопытными историями-фантазиями есть
фильм-сказка «Рыжий, честный, влюбленный». Про маленького лисенка, который не захотел жить по моральным принципам своей семьи и оттого подвергся разным неприятностям.
Этот мальчонка-лисенок , мне кажется,даже внешне на Вас похож. Не приходилось смотреть ?
Да вобщем-то я, наоборот, стал развитием своей семьи. Когда в 1949-ом мой будущий отец, гуляя с моей будущей матерью по университетскому парку, сказал ей тихо, что Сталин - величайший убийца, он рисковал гораздо, стократно больше меня. Она могла его просто сдать (вообще-то должна была сдать, если хоть на секунду беспокоилась о себе). Но вместо этого она вышла за него замуж.
Сижу параллельно читаю исповедь В.Солоухина «Последняя ступень» про «те» времена.
Нравится искренность человека . Я из другого поколения и изучать « ту эпоху» приходится по
книжкам, да еще о.Тихон иногда что-то рассказывает. У меня язык не поворачивается кого-то
обвинять в том, что исповедниками не стали по примеру катакомбников. Страшное время.
А вот что Вы имели ввиду, когда написали о «сломе» от учительныцы в 9-м классе?
У меня тоже были близкие люди, которые хотели во чтобы то ни стало «сломать» упрямый
характер и очень немилосердными способами. Вас, кажется, папа с мамой хотя бы не очень
наказывали.
Мой отец меня наказывал, слава Богу. Но не ломал, а наоборот.