Митрополит Валентин и прот.Михаил Ардов - зарисовка с натуры

.

Впервые я почувствовал, что в некоторых местах Русской Церкви ни у кого нет плебейского права быть свободным, но есть лишь право быть холопом, в московском приходе РПАЦ в 1999-ом году. К нам по какому-то случаю приехал однажды на своем джипе с машинами сопровождения Митрополит Валентин. После службы настоятель храма протоиерей Михаил Ардов сделал Митрополиту на глазах у всего прихода подношение (весьма заурядное, какое-то дорогое двухтомное подарочное иллюстрированное издание, кажется, истории Московии). Но сказал при этом от имени всех нас такую речь, что у меня от нее потемнело в глазах.

О.Михаил Ардов - умный, интеллигентный московский литератор, постоянный участник тех или иных телепередач, человек с прекрасным чувством юмора и воспитанный если не по-старомосковски, то во всяком случае по-старосоветски. Если и не человек русской культуры, то уж наверняка один из лучших представителей мягкой литературно-либеральной оппозиции советскому официозу 60-70-х годов.

И вот он, имевший репутацию либерала, начал произносить свои слова. В речи, обращенной в адрес Митрополита Валентина (которой тот внимал на глазах у всех нас, возвышаясь над Ардовым и стоя от него в двух шагах) были все мыслимые в адрес митр.Валентина превозношения - "великий деятель духовного возрождения", "человек, имя которого навечно войдет в историю России", "господин, отец и молитвенник за всех нас", а так же сравнение Митрополита с разными святыми преподобными из предшествующих эпох. На этом этапе речи я был сильно смущен (сравнением живого человека со святыми, глаза в глаза, причем на виду у всех прихожан, на что Митрополит и бровью не повел, слушая все это в величественном молчании и воспринимая как должное), но все-таки продолжал внимать.

А вот то, что произошло дальше, я и описать, боюсь, не смогу. Дальше, закончив первую часть своей речи, протоиерей Михаил Ардов опустился, преклонив колени, вниз, распростерся перед грозно нависающим над ним и по-прежнему молчащим Митрополитом, и начал из такого положения говорить вторую часть. По мере дела он привстал и обратился в согбенную позу. Речь его состояла из признания всех нас, включая самого о.Михаила, недостойными своего святого владыки. В ней перечислялись прихожан и клира, его духовных детей, великие грехи. Мы признавались о.Михаилом недостойными его, владыки, пастырского попечения, блудными грешниками, которые только и норовят, как его подставить под удар, утянуть что-то из Церкви себе, пользоваться его великими милостями по отношению к нам себе во зло, не ценящими его заботу о нас и т.д.

И тут, во время второй части речи, от Митрополита последовала, наконец, реакция - он стал важно кивать.

Он так же грозно и повелительно оглядывал как-будто усохшего, согбенного перед ним седеющего протоиерея, медленно переводя взгляд с него на всех нас.

Это было настолько неописуемо, что, когда все закончилось, я поинтересовался у близких мне в приходе душ, что все это значит? И я запомнил на всю жизнь то, что мне тогда ответили.

"МЫ ПРЕКЛОНЯЕМСЯ НЕ ПЕРЕД ЧЕЛОВЕКОМ, НО ПЕРЕД ЕГО ВЫСОКИМ МЕСТОМ".

Впрочем, сказано это было как-то неуверенно. Да и "преклонения" (одного лишь преклонения) не было, было еще и самоунижение. Не перед Богом, перед которым должен самоуничижаться человек, но перед человеком. Который этому всему как должному внимал.

Вот так.

Знаю, что сейчас в эту тему снова придет о.Алексий Лебедев, санкт-петербургский священник РПАЦ, и начнет меня за "болезненное воображение" укорять. Но я свидетельствую перед Богом и людьми - мои слова точны. Я старался писать по-возможности бесстрастно, и, кстати, даже немного этот поразивший меня публичный акт духовного садо-мазо, очень далекий от как нормальной почтительности по отношению к архиерею, так и от подобающей христианам скромности, смягчил.

Прошу прощения у всех кого мог задеть. Это то, что я видел своими глазами и вижу по-прежнему сейчас.
Да уж...
А ведь в нарисованной Вами, добрый мой сподвижниче, картине маслом,
нет и тени преувеличения.
А просвещеннейший отец Михаил Ардов, что говориться "тертый калач",
человек не в меру бонвианно светский,
в миру церковном понужден был играть "по правилам"...
Да, я тоже все время чувствовал комичность ситуации на контрасте с его другими ипостасями - тем же самым, но вполне бойким Михаилом Ардовым, который там же, на Головинке, у храма часто общался с любившими его телевизионщиками, общался весело и непринужденно, как свободный либерал:)
Цыц я сказал
Церковно ваяние.


Пиеса в двух актах.

Акт первый.
Владыка Валентин: У вас я вижу собралась большая община - три человека.
Вы просите у меня священника -
так сами его из своей среды и выбирайте.
Кто у вас кандидат в священники?
Дамской платочек: Вот у нас Ваня хочет быть батюшкой.
Владыка: Хочешь быть попом?
Ваня: Хочу, исчо как хочу - только жена вот возражает?
Жена: Да я возражаю.
Владыка: Прекрасно, указ нумер первый:
сим числом благословляю брак Иоанна считать яко не бывшим.
Цыц я сказал: у эмпэшников все таинства безблагодатны...
Указ нумер вторый: благословляю пострижение Иоанна
в мантийно монашество сегодня же.
Цыц я сказал!
Указ нумер третий: о завтрешней хиротонии
монася... Иезекииля в иеродиаконы.
Указ нумер четвёртый...


Акт второй.
Через три дни.
Владыка: Указом нумер пять
с иеромонаха Иезекииля
за противление своему архипастырю,
распространение о нём досужих слухов и нелепых сплетен,
и за прямое непослушание,
снять священный сан,
и считать свершившиеся над ним хиротонии,
яко не бывшия...
http://kalakazo.livejournal.com/137476.html
Лошак троянской
На архирейской хиротонии архимандрита Валентина,
зарубежники и испытали вдруг первый шок
( http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8732550/ ).
Валентинушка предварительно хоть и покаялся
в многолетней работе на КГБ да педофилии,
но именно в храме во время
ещё только наречения,
http://www.liveinternet.ru/photo/velos/post8732549/
он поразил их внезапностью переходов
от состояний робости и
даже некоей свойственной ему подлинной трусливости,
вдруг - к нагловатому хамству и чувству
надменного над всеми превосходства.
Даже во время руковозложения Валентин
не захотел, а может уже не сумел,
притвориться верующим,
или хотя бы молящимся.
"Кого поставляем?" - лихорадочно думал владыка Марк, -
у нас своих мерзавцев да циников полно,
ну а в сравнении с этим - они ему и подмётки не годятся!",
но рук от Валентинушкиной головушки
так и не отнял.
"Аксиос" - выкрикнул владыка Марк,
"аксиос, аксиос , аксиос" -
сипло заверещали вслед за ним
зарубежныя попы,
точно к стенам отечьей Трои,
с визгом да скрипом волоча
только что сваянного,
на глазах у честной публики,
Троянского лошака...
http://kalakazo.livejournal.com/136973.html
А познакомился я с преподобными отцами в 75-м –
год их триумфального туда заезда.
Служили они тогда ещё на площади,
в Казанском соборе:
Валентинушка – как водится за свечным ящиком,
а Фёдор - за престолом Божиим.
Валентин служил только по двунадесятым,
и в алтаре пристально слюнил число
поданных записок и просфор,
и выходя на благословение,
безошибочно определял
по склонившимся платочкам,
общий тарелочный сбор.
Традиция сия водится и до сих пор,
и прямо с раннего утреца
владыченька Валентин ,
осев всей своей восьмипудовай грузностью
в скворечном ларе,
и посижует запросто и поныне
у зелёном подряснике,
продавая забредшей
немчуре поганой
восковыя свечи.
Бабули Валентинушку
намного больше любили,
нежели вечно требнючающего и служащего отца Фёдора:
какая - то прикровенная задушевность
жила в том посиживающем,
на церковном торжище,
чистокровном азербайджанце,
здесь сокрывавшимся под легендой,
под что ни на есть русаксой,
фамилии Русанцов.
Да и казался он
всё одно что нашим,
по способности той
к щемящему сопережеванью и
душевному состраданию
ко всякой болести сердешнай,
и сам всегда жаждал дружбы и сопонимания.
Что что, а никогда сквалыгою
Валентинушка не был,
сам умел готовить,
и угощал преизобильно,
и денежками,
по копеечке собранными,
прещедро оделял ,
на широкую руку,
даже и не просивших.
Не было никогда в его натуре,
типичной для духовенства русского
мелочности али – на чёрный день - скупидомства,
не был он рвачём или барыгаю
и никогда не страждал
поповским злопамятством,
но всегда любил широту и привольность.
Что - то восточное чувствовалось в его ласковости
и в его же деспотизме,
для присных он был Хозяином,
умевшим их держать на коротком поводке.
Тянуло же его к людям образованным и культурным,
и хотя и сам защитил диссертацию
по теме «Апостол Павел и священное предание»,
и любил из нея целыя куски зачитывать посторонним,
всегда болезненно переживал свой провинциализм,
и был донельзя доверчив
к столичным пройдохам,
какие и становились его погубителями...
http://kalakazo.livejournal.com/134656.html
Чистокровном азербайджанце?

В нем много восточного, но "чистокровный"?
Все это было бы очень смешно, если бы не было столь печально. :(((
Зачем укорять за "болезненное воображение"? Лечить надо.
Знаю, что сейчас в эту тему снова придет о.Алексий Лебедев...и начнет меня за "болезненное воображение" укорять.
Отче, что ты делаешь в этой клоаке?
"...не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими..." (Мф. 7, 9).
Эта злоба от болезни, и она неизлечима, увы.
привычка к насилию. на всякое благое дело есть пародия. на уважение тоже. честно говоря не очень удивлен.