Category: литература

Из истории войн национальных вербальных культур

Как англосаксы включили прожектор мощной народной культуры и забыли его выключить.


Герхард Хесс "Кем был Эрнест Хемингуэй"

Эрнест Миллер Хемингуэй родился в 1899 году в зажиточной семье… Он прославился как репортер и романист. В 1953 году Хемингуэй даже получил Пулитцеровскую премию, а в 1954 году Нобелевскую премию по литературе, не столько за свои реальные заслуги, сколько в качестве политически мотивированного поклона перед нацией-победительницей во Второй мировой войне, которая в то время могла наслаждаться апогеем своего сенсационного триумфа. Тягу к насилию и жестокости вплоть до желания убийства этот страдающий серьезными психическими проблемами человек сохранил до самого своего конца; отличающийся алкогольными эксцессами и биполярным расстройством личности он застрелился – также поступил его отец – в возрасте 61 года.

О том, какая больная, сумбурная, путаная душа встретила так свой конец, заинтересовавшийся читатель может прочесть в его книгах. Алкоголизм, жестокость, тяга к насилию, необузданная сексуальность и депрессии были постоянными спутниками Хемингуэя на протяжении всей его жизни. Его литературное наследие характеризуется сухими, равнодушными описаниями жестокости и преступлений, совершенных любимыми автором типами пьяниц, невротиков, нимфоманок, наркоманов, гомосексуалистов и других странных в сексуальном отношении персонажей. Это был именно тот мир, в котором дух Хемингуэя вращался всю его жизнь.

Чтобы как можно ближе испытать беспощадность войны, но сначала без особого риска, Хемингуэй в молодости добровольно отправился санитаром на войну против немцев, которую вероломные итальянцы спровоцировали в 1914 году из-за своего жадного желания захватить земли Тироля. За время его короткого участия в боях в конце войны при итальянской пехоте Хемингуэю, кажется, удалось – согласно его собственному высказыванию – «санитару», убить несколько немецких солдат.

Убийство животного и человека оставалось большой психотической страстью Хемингуэя. С каким жестоким хладнокровием и бесчувственностью он воспринимал чужое горе, как он выступал в качестве садистского, внутренне абсолютно непричастного наблюдателя, таким же был и стиль письма этого «великого» и «страстно прославляемого» американского писателя. Картина мира Хемингуэя была по-детски примитивна, она характеризовалась тем узколобым идеалом чести и героизма, который вплоть до наших дней находит свое самое заметное проявление в американских фильмах-вестернах. «Настоящий мужчина», по мнению Хемингуэя, должен продемонстрировать свою мужественность, будь то в постели или в спальном мешке, всегда жестко и агрессивно, на спортивном поле и на поле сражения – и исключительно с помощью своей жестокости и половой потенции.

***

За союз с диаволом англосаксонский мир расплатился, естественно, омужичиванием собственной культуры. Благодарю bozkurt_turan за ссылку. Нобелевскую премию у маньяка следует, конечно, отозвать. Нужно создать механизм отзыва. Сейчас уже можно и даже следует. Мир меняется, многие представители англосаксонской интеллектуальной элиты давно понимают какого джина на свободу в 1945 году они у себя и повсюду в мире выпустили (да и Европа, наконец, прозревает свое прошлое все активнее) Тем более что у этого джина больше нет экономической основы для бытия, в век роботов грубый мужик массового индустриального общества, о способе воспитания, месте в обществе и судьбе которого и был во время WW2 весь сыр-бор, стал просто бесполезным для человечества, никому не нужным.

Святая каторга как условие существования высокой культуры

В копилке моих народных идиотизмов есть "бриллиант Эксельсиор" - "национальная культура вырастает из народной души", т.е. всеми сокровищами науки и искусства люди обязаны бабам и мужикам. Пушкин культурно взрощен "простой русской крестьянкой Ариной Родионовной" (несусветный по своей наглости славянофильский миф), "Православие это душа народа" (за это вообще надо подвергать гражданской казни, народ в 20 веке вполне ясно показал содержание своей "души") и т.д. Реальность несколько отличается от фантазий народолюбцев. Только после освобождающего дворянство указа Петра III и закрепощающих крестьянство реформ Екатерины II в России появилась мировая культура, век которой был впоследствии назван "золотым".

А, скажем, в середине XVIII века никакой Пушкин, живущий на Арбате и создающий наш язык, был в принципе невозможен, потому что Москва того времени была народно-купеческо-разбойной резервацией русского народа, оппозиционной новому немецкому порядку в СПБ, средоточием всякой бандитской "русскости", с патриотом всего отечественного, великим русским народным песенником Ванькой-Каиным, истинным хозяином славного града тех бесшабашных лет, во главе.

И пока мы не возродим каторгу в широком и узком смысле этого слова никаких новых "Пушкиных" скорее всего и не будет. А без сословного общества их не будет точно, никогда и вообще.

О няне, впрочем, вспомним обязательно вот что:

Но тот ли был твой образ, твой убор?
Как мило ты, как быстро изменилась!
Каким огнём улыбка оживилась!
Каким огнём блеснул приветный взор!
Я помню чудное мгновенье

Покров, клубясь волною непослушной,
Чуть осенял твой стан полувоздушный;
Вся в локонах, обвитая венком,
Прелестницы глава благоухала;
Грудь белая под жёлтым жемчугом
Румянилась и тихо трепетала…

Славянофилы (т.е. на языке XIX века "раболюбы") это такие животные, которые лишены чувства юмора, рефлексии, понимания двойных и тройных метафор и даже внятного пушкинского хохота. Но ладно бы это - они говорят, что вот это "Грудь белая под желтым жемчугом" про безродную крестьянку, тогда как стихотворение, разумеется, посвящено бабушке Пушкина Марии Ганнибал.

Видение ада ирландским рыцарем Тундалом по книге XII века

.


Несмотря на весь свой критический настрой по отношению к отживающему обществу модерна, я разделяю главное упование Русской Революции - мужики всех стран соединятся. Нынешний российский национал-большевизм это, без сомнения, глубокое повреждение чистоты вероучения. Участь у мужиков одна, посмертная в том числе, ибо одна у мужиков природа.
Индия

О свт. Игнатии Брянчанинове - ангел посреди суеверных ворон

.
Относительно свт.Игнатия важно понимать две простые вещи - он представитель русского Общества в среде русского духовенства, буквально - блестящий русский аристократ в рясе, и он - первый русский ортодоксальный христианский мыслитель уровня восточно- и западноримских святых отцов. Язык его книг это язык высокой русской дворянской культуры, язык Пушкина, Гоголя и Салтыкова-Щедрина, и этим они отличаются от многотонной духовной макулатуры церковнопоповских сочинений XIX века, написанных корявым и казенным, обезличенным и низким, перегруженным штампами и интеллектуально бедным мизерабельным "подлым" языком. Но дело не только в дворянской литературной форме сочинений свт.Игнатия, но так же и во внутреннем содержании его книг. Если не брать XX век и эпоху Новомучеников, если говорить об истории Русской Церкви от X и до второй трети XIX века включительно, то свт.Игнатий является первым и единственным ортодоксальным богословом восточной традиции и церковным писателем русского происхождения, поднимавшем на должном уровне аскетическую и догматическую проблематику Вселенской Церкви. В России до него не было ни одного местного автора, которого не стыдно было бы поставить в один ряд с классическим грекоримским патристическим наследием (догматическим, аскетическим, нравоучительным), он абсолютно уникален для всей истории русской церковной словесности. И второе вытекает из первого. Русскую церковно-дидактическую среду свт.Игнатий не выносил и никогда не являлся ее частью. Он с симпатией относился к простому монашеству, но терпеть не мог самозванных русских народных учителей аскетики, младостарцев своего времени, и даже с собственным духовным отцом, уже приняв постриг, вступил в неразрешимый конфликт. А в отношении белого духовенства своего времени он вообще советовал культурным людям своего собственного круга никогда не вступать даже в диалоги с ним, не искать от него тем более "духовного руководства", не сходиться близко и жить исключительно святоотеческим научением и умом.

Церковная среда его эпохи не имела ничего общего с блестящими византийскими образцами или какими-либо мифологическими представлениями о благочестии других христианских государств и эпох. Она напоминала то, что мы имеем в России и сейчас - крайне невежественное, одновременно агрессивное и рабское, сборище темных народных масс с бесконечным количеством внутренних разделений и суеверий, в котором отдельные благородные, честные и живые люди просто терялись на общем фоне или спасались на почтительной дистанции от этого "духовного" болота, состоящего преимущественно из вони, сплетен, тщеславия, зловерия, подобострастия, лицемерия, духовного садомазохизма, "православного" язычества, стяжательства и лжи. Своеобразной антитезой этой картинке "народного православия" выступала картина не менее печальная - русская религиозная философия, т.е. духовные искания так же малограмотных в церковных науках (и вообще в каких-либо науках) разночинцев. Русское Общество смотрело на эти круги народной религиозной мысли отстраненно и грустно. Никто не отрицал Христианства, но в попы представители русского Общества не шли. Честно говоря, даже вот и исповедоваться попам представители культурных русских фамилий не очень-то хотели и могли. Что такое осквернение? Это смирение высшего перед низшим. Как мог человек из культурной русской семьи исповедовать свои помыслы недавней бурсе? Дворяне и бурсаки даже и говорили-то на разных языках, разной была культура и понятийный аппарат. Но в лице владыки Игнатия русское Общество обрело в Церкви СВОЕГО. А в лице русской бурсы, в безбожной среде которой и сформировалось в итоге русское революционное якобинство пополам с будущим русским живоцерковным революционным попьем, русский народ обрел своих.

Дмитрий Александрович Брянчанинов на 1830-ый год был блистательным молодым инженером-поручиком, личным протеже Николая 1, чтецом-декламатором в доме президента Академии художеств А.Н.Оленина (его литературные вечера посещали, в числе других, А.С.Пушкин, И.А.Крылов, К.Н.Батюшков, Н.И.Гнедич). Однако, потеряв здоровье, за один только 1831-ий год потомок старинного рода, литератор, инженер и офицер был пострижен в монашество с именем Игнатий и стал настоятелем монастыря - такой стремительной карьеры в Церкви не делал до него никто. А еще через 2 года он стал по Высочайшему распоряжению архимандритом Троице-Сергиевой пустыни под Петербургом. Т.е. Общество получило в Церкви СВОЕГО духовника - вот, собственно, и все.

Брянчанинов это Пушкин от церковной русской науки. Как Пушкин являлся создателем нормативного светского русского языка, так Брянчанинов - церковного. А его непосредственный начальник, митрополит Московский Филарет, за все ковы, чинившиеся им при жизни Святителю, вероятно, ответит перед Господом Всеблагим, и все его благодарные последователи вместе с ним.
Индия

С покойным автором "Ориентации - Север"...

.
...мне доводилось встречаться в конце 1980-х начале 1990-х годов. Он заполнял своей волей и мыслью все пространство вокруг себя, задавал повестку, в его присутствии приходилось думать о том же, о чем думал в данный момент он сам. Матерый человечище, исламский Лев Толстой. "В 1987 Джемаль сказал мне: я хотел быть Императором Солнца, но потом понял, что быть простым мусульманином - это гораздо больше"
Но для меня он так и останется меньшим, чем мусульманин - внеконфессиональным бунтарем против советского материализма, автором удивительного по напряженности философского бестселлера в интеллектуальной пустыне начала-середины 1980-х годов.
Индия

Пророческие слова М.А.Булгакова о будущем России...

.
...у ДЭГа сегодня в дневнике. У мэтра, похоже, прошло увлечение цифровыми машинами, игровой историософией и он больше не пишет о христианах как о древнеримской секте гробокопателей, не задирает попусту хороших людей, в его текстах стало меньше напускного и пафосного тумана, несоразмерных выводов и полемических обобщений, и он вернулся к литературоведению, в котором является как минимум добротным и качественным любителем. Что в сочетании с несомненным литературным талантом дает добрые плоды.

Мне нравится его цикл о Булгакове. Как, впрочем, и сам Булгаков, и приведенная ДЕГом пронзительная булгаковская цитата из его "Грядущих перспектив", 1919 г.

«Теперь, когда наша несчастная родина находится на самом дне ямы позора и бедствия, в которую ее загнала "великая социальная революция", у многих из нас все чаще и чаще начинает являться одна и та же мысль… Она проста: а что же будет с нами дальше?..
всем, у кого, наконец, прояснился ум, всем, кто не верит жалкому бреду, что наша злостная болезнь перекинется на Запад и поразит его, стал ясен тот мощный подъем титанической работы мира, который вознесет западные страны на невиданную еще высоту мирного могущества. А мы?.. Мы так сильно опоздаем, что никто из современных пророков, пожалуй, не скажет, когда же, наконец, мы догоним их и догоним ли вообще?
Ибо мы наказаны. Нам немыслимо сейчас созидать. Перед нами тяжкая задача - завоевать, отнять свою собственную землю… И вот пока там, на Западе, будут стучать машины созидания, у нас от края и до края страны будут стучать пулеметы.
Безумство двух последних лет толкнуло нас на страшный путь, и нам нет остановки, нет передышки. Мы начали пить чашу наказания и выпьем ее до конца.
Там, на Западе, будут сверкать бесчисленные электрические огни, летчики будут сверлить покоренный воздух, там будут строить, исследовать, печатать, учиться... А мы... Мы будем драться…
Те, кто жалуется на "усталость", увы, разочаруются. Ибо после победы им придется "устать" еще больше... Нужно будет платить за прошлое неимоверным трудом, суровой бедностью жизни. Платить и в переносном, и в буквальном смысле слова.
Платить за безумство мартовских дней, за безумство дней октябрьских, за самостийных изменников, за развращение рабочих, за Брест, за безумное пользование станком для печатания денег... за все! И мы выплатим.
И только тогда, когда будет уже очень поздно, мы вновь начнем кое-что созидать, чтобы стать полноправными, чтобы нас впустили опять в версальские залы.
Кто увидит эти светлые дни? Мы? О нет! Наши дети, быть может, а быть может, и внуки, ибо размах истории широк и десятилетия она так же легко "читает", как и отдельные годы.
И мы, представители неудачливого поколения, умирая еще в чине жалких банкротов, вынуждены будем сказать нашим детям:
- Платите, платите честно и вечно помните социальную революцию!


Слова пророческие и волшебные. И очень по духу библейские. Философия победившего гуманизма, эгалитаризма и антропоцентризма отняла у писателей века сего этот дух, знание непреложных законов мироздания. Булгаков здесь из 1919-ого года пишет о том, что даже в случае победы белых русских ожидает как минимум три поколения тех, кто будет за народные гулянки платить. Библейская логика понятна - преступник (народ) обязательно понесет наказание за все свои дела даже если прекратится красное его беснование. Булгаков в 1919 году, как и 99% представителей образованного общества, и в страшном сне не мог представить длительное (на десятилетия) закрепление в России Советской Власти, он ожидал победы белой России в течении нескольких ближайших лет, но, тем не менее, он ожидал так же как минимум три поколения нищеты и разрухи даже в случае этой скорой белой победы. За "безумство мартовских дней" (упрек и белым), но, главным образом, потому, что красные с победой белых никуда не денутся, а они и их дети обязательно должны понести в течении предстоящих трех поколений главное наказание. За пять лет беснования - три поколения (100-120 лет), то есть по 20-25 лет за каждый год белой нераскаянности в республиканстве (в 1921 году белые в лице своего духовного вождя, Первоиерарха РПЦЗ митр.Антония(Храповицкого), такое покаяние за февраль дали - думаю, Булгаков этому факту обрадовался) и, главным образом, за каждый год большевистского ада. Так сколько это будет за 74 года Советской Власти? Если умножить 74 на 25, то получится цифра, поразительно точно соответствующая почти двум тысячелетиям иудейского рассеяния.

Именно столько бывшие советские теперь и будут платить, и скоро лишатся и земли, и собственной государственности - в полном соответствии с тем фактом, что сами некогда лишили и земли и государственности миллионы русских людей (то есть тут действует норма т.н. "естественного права". Или ветхозаветного права - "око за око", принцип наказания, по-аптекарски точно соответствующий деянию) и в строгом согласии с законами божественного воздаяния. Бог, как это ни странно, за одинаковые преступления обыкновенно и дает народам одинаковые наказания, хотя оставляет перед наказанием время для покаяния. Евреям после коллективного богоубийства было оставлено несколько десятилетий, как, впрочем, и русским, но никаких массовых результатов кроме раскаяния и перерождения буквально нескольких десятков никак не влияющих на умонастроения населения РФ человек не последовало. Тоже самое было в первом веке и на Святой Земле - почти сорокалетней апостольской проповедью в период от казни Христа до падения Второго Храма из лап жрецов-богоубийц иерусалимским христианам удалось вырвать буквально лишь десятки) И теперь - "Платите, платите честно и вечно помните", платите две тысячи лет, так-то.
Индия

Что такое "русский дух"?

.
Ну, тот самый, про который в пушкинских сказках - "Там русский дух... там Русью пахнет". Наверное, что-то особенное и возвышенное? Как же именно пахла наша Матушка-Русь и чем ее запах отличался от запахов других мест и стран?

По древнему обычаю русские крестьяне натирали тело луком и чесноком чтобы скрыть в перерывах между помывками в банях накапливающийся неприятный запах от тела - тяжелый физический труд требовал ежедневного мытья чтобы не издавать запаха, но каждый день мыться крестьяне позволить себе не могли. Лук и чеснок использовались в качестве бюджетных заменителей парфюмов более состоятельных сословий. А восходил этот относительно цивилизованный русский крестьянский обычай ко временам совсем уж архаическим, к древним охотникам: изначально это был способ скрыть в лесу запах человека.

«Русским духом пахнет» означает смердит луком и чесноком, не более того - так пахнет самый русский народ.
Индия

Почитатели Почиталина

.
Единственного умевшего читать мужика при штабе Пугачева так и звали - Иван Яковлевич Почиталин, который и был настоящим автором пугачевских указов. Увы, город в честь него, в отличии от города в честь его босса, почитатели его брутального литературного дарования так почему-то и не назвали. А ведь он является основоположником для всей современной русской народной литературы и народных русских блогов в интернете, родоначальником мужика встающего с колен и грамотного, фактически, первым россиянином современного типа. Почиталин это вам не классово и этнически чуждые Кирилл и Мефодий, это Вам не сервильный конверт-перебежчик в дворянское сословие господ-угнетателей Ломоносов. Иван Почиталин остался собой и он россиянам социально и этнически близкий, по-настоящему свой.



На месте потомков революционных русских мужиков, миллионов новых почиталиных, я поставил бы ему как минимум памятник. Столетиями шел к 1917-му году добрый наш народ.
Индия

Новая книга Его Святейшества

.


«Семь слов о русском мире, Москва 2015 г.»

В данной книге Патриарх Московский и всея Руси с увидительным изяществом перетолковывает устоявшееся понятие "Русский Мир", до революции означавшее почти только и исключительно своеобразный социально-политический и экономический строй Русской Общины (по сути - дореволюционный русский колхоз или дореволюционный русский коммунизм). Вместо традиционного понимания Русского Мира, который, как безусловное социально-экономическое, духовное, нравственное и политическое уродство желали ликвидировать образованные сословия Российской Империи в ходе т.н."столыпинских реформ", патриарх Кирилл предлагает понимание новейшее и совершенно революционное - Русский Мир как концепция международного трансгосударственного и трансконтинентального сообщества, объединённого причастностью к России и приверженностью к русскому языку и культуре. И к этому миру согласно Его Святейшеству могут принадлежать люди, которые вообще не относятся к славянам, но которые восприняли культурную и духовную составляющую этого мира как свою собственную. Какую же именно составляющую? Как ни странно - все ту же, холистско-коммунистическую, общинную, народную и народническую. При этом советофобия — форма русофобии, убежден патриарх.

В общем, перед нами книга, которая вполне могла бы выйти в конце XIX века из под пера какого-нибудь видного народовольческого террориста или, скажем, оппозиционного русскому обществу панслависта третьего эшелона вроде Ростислава Фадеева, однако же ее мессианский характер (Русский Мир - послание всем народам земли) не оставляет сомнений в том, что автор усердно пытается найти средостение между русским народничеством с одной стороны и основными идеями Коминтерна, с другой. Христианская ценность книги близка к нулевой, поскольку по сути это общественно-политический, а не религиозный трактат, не содержащий в защиту своих сомнительных идей даже минимально-приличествующих отсылок к авторитетным христианским писателям. А общественная ценность состоит лишь в новаторском обращении с культурными концепциями, когда строй деревенской русской общины предлагается рассматривать как универсальную ценность Русского Общества, в то время как в исторической реальности, а не в фантазиях патриарха, Русское Общество сделало в свое время все мыслимое и немыслимое, чтобы этот самый "Русский Мир", прорвавшийся в 1917 году язвой коммунистической революции и чуть не угробивший затем в атомной войне всю планету, полностью и безоговорочно извести. Наибольшее русское историческое зло, несмотря на все его чудовищные злодеяния XX века, нам подают в "христианской" и "национальной" обертке и от имени христианского архипастыря, с некоторой ограниченной критикой "перегибов на местах" - в этом и состоит взгляд патриарха на "Русский Мир". Прочтя ее любой читатель вне нашего Отечества придет лишь к одному, ошибочному, разумеется, выводу - всякий русский человек это генетический и духовный коммунист.
Индия

Н.В.Гоголь о русском и украинском начале в самом себе

.
В 1844 году в письме к Александре Осиповне Смирновой:

"Скажу вам одно слово насчет того, какая у меня душа, хохлацкая или русская, потому что это, как я вижу из письма вашего, служило одно время предметом ваших рассуждений и споров с другими. На это вам скажу, что сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому пред малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и как нарочно каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой, — явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характера, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве"

Украинцы двуязычны и обогащаются, словами великого русского писателя, обеими природами, великоросской и малороссийской, черпают из двух источников. И именно украинцы, малороссийские русские, сумели первыми скинуть бремя советизма-азиатчины и жить без советских идолов и символов на своей великой и славной земле.