Category: музыка

Женихъ - не-вѣсте )

Ты не плюй в мой čistый cosmos
Пригодится, отъвѣчаю!
Ты люби мой ѩсный λόγος
Он тебя и накачает!

А вы как думали, родные? Не плевать в космос (красоту, порядок) будущего мужа и любить его логос - первая задача невесты. Жаль, что в России именуется "не-вѣстой" всякая молодая непознанная девка, сущая бабища, способная выносить лишь биологический плод, но не душевный, ahahah.

Буковкам уже недолго осталось. Ибо буковки это консервы. Настоящая словесность имеет не только графическое измерение, но и интонационное, и визуальное, и музыкальное - сердечное. А в пределе (запределье) - сверхрассудочное, сверхсердечное, устремленное к Богу-Слову.

Письмо Батюшке



Батюшка, благословите!
Простите, что отвлекаю.
Рождественский Пост,
Сплошные службы
А тут я со своим.
Честно говоря, я погибаю.
Да, красота вокруг
Но мы ведь живем только Им.

Батюшка, живу я тихо и скромно
Исследую магматические породы
Нашел для храма рубин.
Лиза Ваша играет на скрипке
Радуется всему
Но люди всего лишь люди
А природа всего лишь природа
А Слово всего лишь Сын.

Прилетите ли Вы причастить Вашу Лизу?
Да, знаю, на Вас десятки приходов
И все Вас ждут после Рождества.
А сюда, в Мандрем арамбольской области
Дорога не близкая, ahaha.

Мы очень по Вам все скучаем
До смерти, до дрожи.
Дрожать это так по-человечески.
А мы с Вами похожи.

Дорогой Батюшка
Мы ненавидим Россию
Серость, холод, туман.
А здесь у нас все.
Красота, сердечность, Океан.

Простите нас, грешных.
И прилетайте к нам.

Краснокаменная симфония







Красные камушки это вам не черные. К обеду, когда ярило встает в зените строго вертикально и угрожающе надвисает над всем живым, красные камни обретают свою силу. А черные лишь на закате хороши.

Красное или черное?
Зависит от времени суток
Восставшее или покорное?
Ах, бедный мой рассудок.

О наружности человека

Наружность человека, который и есть церковь, Божий храм, можно уподобить оратории. Не опере, ибо нет в самой по себе наружности сценического действа, не кантате, ибо наружность это не миниатюра и она содержит в себе разветвленный сюжет. А именно оратории. Вот глядишь иной раз на человека и "слышишь" через его наружность хор ангелов. А иной раз речитатив Иуды. А иногда ансамбль песни и пляски народа иудейского, кричавшего на площади "распни Его, распни!".

Наружность постоянно находится в движении, хотя вроде бы и неподвижна. На лице и в глазах человека отражается то богоподобие, то недобрые страсти, то животное его начало, то сострадание и любовь, то вообще такое, для чего нет слов. Буддисты поступают с наружностью просто, они ее запрещают. Нет у них мимики и в глаза они не смотрят, и выглядят они все практически одинаково - тем, кто решил превратиться в камень или цветок, отказаться вовсе от личности, и подобает сие. Христиан тоже бороться со страстями приучают, но от личности не отучают. А поэтому спаси христиан Бог.

Всем же прочим скажу вот что. Не смотрите на меня вовсе. И слов моих не читайте, они только для близких. Не зыркайте на меня, не бросайте ваши взгляды - взглядами бросаться последнее дело. Не взирайте, не вперивайтесь, все равно ничего не поймете. Не вскидывайтесь, не всматривайтесь, не вызыривайте, не вылупляйтесь, не выпучивайтесь, не таращьтесь, не пяльтесь, не мозольте меня своими глазенапами, не пожирайте ими меня - от меня и так уже почти ничего не осталось. Не сверлите меня глазищами, тем более не зекайте, не зырьте, не коситесь, не лупитесь, не надзирайте, не смеривайте меня с собой, не подглядывайте, не рассматривайте, не созерцайте, не щурьтесь на меня.

Я грешный и больной телом и на голову инвалид, мне от взглядов ваших и слов делается страшно и нехорошо. Я едва жив и от вас всех, да и от себя тоже, очень устал - помоги вам, конечно, Бог.

Молитесь обо мнѣ святому Року



Сегодня утромъ на лодочкѣ имени этого ​святаго​ пойду вмѣстѣ съ тремя рыбаками мѣстными подъ командованіемъ кузена хозяина нашей виллы мистера ​Элвиса​ въ ​морѣ​-океанъ, выловить рыбы нашей насущной для бѣдной моей Лизы. ​Католики-рыбаки очень расположены ко мнѣ, сами мнѣ поучаствовать въ своемъ промыслѣ и предложили. Волны сейчасъ немаленькіе, а лодочка утлая совсѣмъ. Выйдемъ мы затемно, въ четыре утра, а свѣтаетъ только въ шесть тридцать. Вернемся, если Богу будетъ угодно, къ восьми тридцати, то ​ѣсть​ будетъ насъ носить по волнамъ часа четыре.

Святой Рокъ былъ франкскимъ аристократомъ, сыномъ губернатора Монпелье, жилъ въ 13-14 ​ввъ​, считается покровителемъ всѣхъ неправедно оклеветанныхъ. Родился съ родимымъ пятномъ въ видѣ краснаго креста на груди, въ среду и пятницу отказывался отъ материнскаго молока. Считается такъ же покровителемъ всѣхъ больныхъ чумой, ибо во время первой пандеміи Черной Смерти, съ которой начался закатъ Высокаго Средневѣковья, св.Рокъ ухаживалъ за больными въ государственныхъ больницахъ въ Аквапенденте, ​Чезене​, Римини, ​Новаре​ и Римѣ.

По-русски, конечно, "Святой Рокъ" звучитъ нѣсколько двусмысленно. Ну такъ вашъ грѣшный Антоній самъ двусмысленный, если не ​трiсмысленный​ и не четыресмысленный(
2019 год, 50 лет

Красота соседствует с уродством...



... и вот вам фото наших старых знакомых, местных тутошних братанчиков, утренних свинокабанов. Ревут ночами они немилосердно, а вчера хозяева прирезали одного. Резали его минут двадцать, наверное, шея же у них ого-го. Все это время он орал жалобно-свирепо и истошно, чем напомнил нам звуки слезливо-злобного русского шансона. И так будет с каждой свиньей.
2019 год, 50 лет

Крестьянам можно простить все...

...кроме их всепобеждающего эроса, национального внешнего облика и их традиционных песен. Сейчас мы засыпаем под шум океана, но крестьяне уже в пути и наше счастье мимолетно, очень жаль. "Арамбольский Гудок" сообщает, что крестьяне Юго-Западной Сибири скоро явятся сюда и будут петь у нас на берегу свои песни. Вы только представьте, ах.

2019 год, 50 лет

Я вырос в Индии...



...и для меня красные пески и мангровые заросли родные, а пальмы берут за душу не меньше, чем березки-березоньки наших добрых гей-славян. Печальные индийские народные песни пополам с сентиментальным русским шансоном вошли в мою душу уже в раннем детстве. И пионерские коллективы коммунистических зверенышей пополам с кошмаром ашрамов я тоже познал. Меня не удивить евразийской экзотикой, потому что она, к сожалению, это я сам. Верю и уповаю лишь на то, что когда-нибудь это все закончится, сердце взыскует неба, по нему тоскуют и мои глаза. В этом мире мы лишь усталые путники в поисках дома отца.