Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

О словесности и наружности

В СССР с детского сада и школы учили, что обращать внимание на наружность человека, его манеры и словесность невежливо и некультурно. Учившие, разумеется, сами имели предосудительную наружность, манеры и словесность самой весомой и зримой степени. Вся советская культура являлась надстройкой над биологической сутью ее носителей. Наружность, язык, семантическое поле, культура производны от биологии и генеалогии. И было бы странно, если бы было наоборот. А там, где они примеривали на себя господские добродетели, они лицемерили, и дела их соответствовали их происхождению из года в год.
2019 год, 50 лет

Дама эта...



... бесконечно похожа на мою учительницу истории и директора моей московской школы №363 из 1985 года на Плющихе. Она была женой видного партийца, славянкой, имела такие же глаза и такое же выражение лица. Публично мучила и унижала меня, испытывая ко мне внятную генеалогическую ненависть. Вызывала меня к доске, спрашивала про вечноживого их мавзолейного хранения Ильича в 1885-1897 годах. Я задумывался и вопрошал ее в ответ: "Простите, Вы говорите о сифилитике из камеры номер 193 Шлиссельбургской тюрьмы?". Ответом были эти рыбьи глаза, немедленное багровение аж до черноты одутловатых ее щек и визг "вон-из-класса")

P. S. Супруга моя наотрез отказалась ампутировать этой рыбине голову и готовить ее. Мол, слишком на бабу похожа, смотрит по-бабьи. Однако)
2019 год, 50 лет

Про наших и не наших Иванов

Мои соученики по советским школам весь мир делили на черное и белое, "наших" и "не наших", очень ясно и страстно проводя повсюду эту грань. Будучи белой вороной в каждой из своих школ я "нашим" не был, "наших" опасался и делил в свою очередь в шутку мужиков развитого народного государства середины восьмидесятых годов эпохи социализма с человеческим, так сказать, лицом на наших Иванов и не наших Иванов, и больше никак наоборот) Так и говорил некоторым из них - ты не наш Иван, нашему хамить в голову бы не пришло, а поэтому иди, не наш Ваня, домой. Потом "наши Иваны" в 1991 году победили "не наших Иванов" и над кремлем взвился власовский флаг, а мэром Москвы стал власовец Гавриил Попов. В 1993-ем я стоял за танками наших Иванов, которые расстреливали краснобандитов, не наших Иванов, прямой наводкой в Белый Дом. А на миллениум, когда в Кремль снова въехал явно не наш Иван, а какой-то коротышка самбист-особист из питерской подворотни с соответствующими манерами и языком, я родил себе сына Ваню. И вы еще, не наши Иваны, узнаете скоро Ваню моего)

Сорок три года назад...

...в 1976 году я был еще добрым мальчиком, несмотря на 7 лет жизни в СССР за спиной. Над Брежневым в позднем СССР посмеивались даже трактористы, но Ленина все любили вокруг, вот как Путина сейчас, точь в точь. И он был повсюду - в школе, на улицах на транспарантах, в домах людей в виде книг, значков, фотографий или передач по ТВ. Сорок два года назад в следующем 1977 году в возрасте восьми лет я услышал, как мой отец называет Ленина сумасшедшим и убийцей в разговоре с родственниками, пришедшими к нам в дом. Потом это повторялось еще несколько раз в других или похожих словах. Я рос и невольно слышал говорящиеся рядом со мной слова и слова эти заполняли мой мозг. Когда родители обнаруживали, что я что-то из подобного слышал, они просили меня не болтать нигде о сем.

Я до времени и не болтал. Но что должен был думать восьмилетний мальчик относительно этих слов? Для всех вокруг, в детском садике, в первом классе школы, на улице, в очереди за хлебом Ленин это живой Бог, а для моих родителей и их друзей, родственников и близких - чудовище, сумасшедший, убийца. Диссонанс между тем, что шло из семьи и тем, что шло от мира вокруг был силен. Я наконец-то понял, что моя семья не часть этого мира, раз живого для всех Бога в нашем семейном кругу именуют так нехорошо. В общем то, что "их горести - наши радости" я усвоил в восемь лет. И это сломало мою жизнь, после этого я больше не мог доверять никому. Ибо как довериться окружающим тебя учителям и соученикам, продавщицам и дядечкам милиционерам, молодежи и пенсионерам, для которых сумасшедший и убийца это главная икона и святыня, вечно живая икона, фактически Сам Бог?

42 года прошло с тех времен, что я выше кратко описал, а я вижу вокруг себя все те же лица. Теперь они верят в Путина, суверенную демократию и думают, что все будет путем. К Западу относятся так же как и относились в 1977. Жуков и Гагарин по-прежнему герои. И даже Алла Пугачева все та же национальная звезда. И в Афгане они правильно воевали. И к Ленину они уважительно относятся, стыдливо иногда объясняя, что делают это "ради родителей" и "дедушек", чтобы родители не думали, что жизнь прожита зря и чтобы их не обижать. Только вот помер у них Кобзон. Дежавю, дубль 2, день сурка. Родина навсегда.

В юности я много ходил пешком...

...и очень по тем временам скучаю. Трава была зеленой, небо голубым, вороны благородно по-английски не выговаривали "р" и зыркали налитым глазом. Девушки из класса гуляли по выходным с неграми из Лумумба по набережной, а со встреч приносили в школу подарки - пахучие инвалютные ластики и жвачку. Трамваищи и товарки старшего возраста жевали вечерами во дворах хлеб из фуража и ватничали. Это было в те архаические благословенные времена, когда пиндосы еще были америкосами, боши - бундесами, а грузины самыми галантными и желанными кавалерами моих соучениц после негров с их жвачкой и ластиками.

Об эгалитарном эстетическом идеале советороссиян

Супруга моя Волнистая и Пушистая проdolжает на балкончике милом нашем с vidом на океан прожигать глаголом мой рассеянно-склеротический мозг. И сейчас она мне рассказала такое, от чего меня снова затрясло.

Мы с ней оба худющие, оба ничего в детстве не ели и были скелетиками с выпирающими ребрами. Такими малоежками остались и сейчас. Вес моей супруги вообще 43 килограмма, то есть я могу ее носить на одном плече, она как 12-летняя славянская девочка или как птичка) И я и она занимались при этом телесными искусствами, она художественной гимнастикой, а я Тхармо-Маргой, монашеской индийской борьбой. И поэтому когда мужичата дразнили меня хилым, я иногда показывал им что такое человек, даже если он выглядит хилым бродячим аскетом. Мне это было легко. А вот супруга моя такой возможности не имела, хотя ее отец тоже учил ее искусствам единоборства, ибо и ей надо было как-то отбиваться от мужиков. Но ее страшно травили за ее худобу не только мужики и мужичата, но и ее же школьные подруги, учителя и другие советско-российские взрослые. "Нитки вместо ног" и т.д. Женщина, конечно, на упрёки ко внешности реагирует болезненнее мужчины. Если все девочки в классе "в теле" или по-крайней мере "нормальные", то излишняя худоба, разумеется, бросается в глаза и заставляет человека чувствовать себя ущербным.

И вот, чтобы выглядеть "нормальной", будущая супруга моя вынуждена была носить трое толстых колготок. Трое! Иначе шушуканье за спиной и травля! Да, советско-российская школа и эгалитарная ментальность советороссиян, а так же их усредненный эстетический идеал это ого-го.

Христа на Кресте у советских людей не было, а там ведь одни "ребра".

Просто сон

Вчера я заснул рано, не успев даже помолиться. С океана в открытое окно дул соленый ветер, петухи кукарекали дурными голосами всю ночь, собаки гоняли как обычно в это время суток вокруг нашего дома свинокабанов, свиньи ревели, вороны каркали. Один из воронов сел на мое окно. Сначала он молчал и просто смотрел на меня вызывающе и нехорошо. Потом он вдруг неожиданно обернулся профессором американской литературы северокорейского университета, авторитетным исследователем творчества Эдгара Аллана По, и стал скрипучим вороньим голосом читать лекцию о творчестве писателя, почему-то по-датски. На этом месте я не выдержал накала этой милой гоанской бесовщины и подумал сквозь сон: "Уйди,черт!"

Тут определенно что-то в воздухе, что-то романтическое. Я не видел снов, тем более романтических снов уже лет двадцать-тридцать. А вот.
Индия

Сталин и Солженицын - два пророка и учителя

Если выбрать два главных для россиян имени XX века, то это, конечно, будут имена Сталина и Солженицына. Один уберег великий русский народ от наказания по его славным революционным делам и сделал полмира вассалами великих русских мужиков, другой объяснил мужикам, что рубить топорами иконы сельского письма все-таки нехорошо, ибо в них растворена душа народная, а так же рассказал о преимуществах земской системы управления перед советами. Тезис и контртезис дали в итоге синтез, т.е. советских соборно-земских россиян наших дней. Уверен, будущие поколения россиян будут праздновать их, апостолов русского народа эпохи Русского Модерна, дни рождения в один день и назовут этот день Праздником Двух Учителей.

На Донбассе, который является, как известно, колыбелью и плавильным котлом русской национальной идеи, слияние этих двух былинных народных фигур в одну уже произошло, хотя и при доминировании усатого в делах и символах войны, а бородатого в делах мирного мужиковского будущего.