Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Метафоричность местной жизни



В России в каком-то смысле жизнь проще. Захотел поесть - купил себе хот-дог, в котором ничего от грустных глаз одомашненной коровы, или хрустящие куриные наггенсы, в которых ничего от курицы. Или крабовые палочки, в которых ничего от краба. Пища в России редко имеет метафорическую наружность. А здесь все иначе. Не знаю как мне жить с этим и как это есть. Вроде и пища, а смотрит на тебя нехорошо.

О непроходимой глупости моей земной

Пятьдесят лет, ровно пятьдесят лет у меня ушло на осознание того, что слово и реальность это одно и то же. Пятьдесят лет делал мысленные оговорки, ну как же, быть не может такого, реальность как бытие это реальность как бытие, а человеческое слово это человеческое слово. И ведь христианином себя называл, пусть и грешным, и вроде Символ Веры никео-цареградский исповедовал, Богородицу Бога Слова родшую о здравии и укреплении моей веры просил. Русской филологией и философией, особенно ярко раскрывших себя в споре об Имени Божием, интересовался. А все равно не понимал про слово и Слово ровным счетом ничего. Только сейчас, начав с лупой приглядываться к словам, а так же к лицам и взглядам человеческим, а так же к визуальным образам-символам окружающей реальности, начинаю понимать чего-то, да и то, увы, мало что.

Человек это тоже, пусть и со строчной буквы, слово. Человек и образ его. Ведь человек, несущий в себе благовестие, это словесно-образное подобие воплотившегося Бога-Слова, только и всего.

День рождения Кьеркегора



«Из всех разновидностей тирании народное правительство — тирания самая мучительная, самая бездуховная, являющая непосредственный упадок всего великого и возвышенного…Народное правительство — это воистину портрет преисподней».

Категорический императив и биологическая необходимость

В "Критике практического разума" Иммануил Кант сформулировал общечеловеческое кредо этического поведения - «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла бы быть всеобщим законом". Благая воля индивида может бытийствовать как всеобщий закон и это даже больше знаменитого "государство это я" родом из абсолютистской монархической Франции XVII века, ибо это уже "всеобщий закон это я", то есть такая вышина, которой не достигал ни один земной правитель. Кант так же определил кредо межличностного человеческого общения - "Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству". Из категорического императива Канта мы видим, что философ соотносит поступки тех существ, к которым он обращается, и их же принадлежность к человечеству, и отказывает в принадлежности к человечеству тем, кто относится к человеку как к средству. Человек самоценен, принадлежность к человечеству самоценна, независимо от тех или иных внешних и внутренних качеств конкретного индивида, а перестает он быть человеком когда начинает относиться к другому человеку как к средству.

В этом смысле противоположный кантианству русский коллективизм и исторический материализм есть высшее интеллектуальное достижение стадных материалистических конкурентов человеческого рода, амбиции которых ни много ни мало состояли в том, чтобы оставить за скобками исторического процесса весь человеческий род. Их категорический императив звучит подражательно, но отлично - всеобщий закон это мы, индивид лишь клетка многоклеточного трудящегося организма, средство нашего общественного бытия. Трансцендентальные и метафизические исследования Канта материалистическая философия отвергала - материя первична, религия есть господский опиум для народа, познается все и вообще Бога нет.

А раз трансцендентальное это наши человеческие глупости и религиозные пережитки, то впору задуматься о существах, у которых трансцендентального уровня души просто нет. Люди ли они? В основе их философии и поведения лежит биологическая необходимость, в основе нашего поведения - вышеестественный, надприродный культ, требующий от человека отказа от биологических потребностей и позывов ради того, что и делает из едва словесного животного культурного человека. В общем и целом культура это система ограничения и подавления действия механизмов биологической необходимости. По Аристотелю основные человеческие добродетели это умеренность и благоразумие, а этичное поведение состоит в том, чтобы стремиться достичь цель, которая не является средством для достижения новой цели, но ценна сама по себе. Философский парадокс этой максимы состоит в том, что такой цели в земном бытии нельзя достичь даже теоретически - все земные цели служат одновременно земными же средствами и не обладают безусловной самодостаточной ценностью. Деньги и слава не приносят удовлетворения. Достигший в этом мире всего остается ни с чем. Удовлетворение человеку приносит лишь деятельная творческая работа души, которая поднимает его над биологической и физической реальностью мира и предуготовляет для вечности.

Что же это за вечность и вышеестественный культ, служение которому делает человека счастливым? У него, согласно Дионисию Ареопагиту, много имен - Красота, Любовь, Мудрость, Добро, Свет. В XIX веке юношам из добрых семей, будущим офицерам, преподавали, помимо военного дела, языков, истории, географии, естествознания еще и танцы, музыку, рисование, риторику и теорию стихосложения, то есть науки и искусства, не имеющие практической земной и профессиональной ценности и служащие лишь развитию души. В XX веке почти все это же самое стали преподавать абсолютно всем юношам и девушкам в средних советских школах. И выяснилась удивительная вещь. Существ рабоче-крестьянской генеалогии можно обучить физике и математике, биологии и политологии, научить бегло говорить и писать на человеческих языках, но вот заставить их отказаться от коллективистско-материалистической философии и привить интерес к этике и эстетике очень непросто. Настолько же непросто уговорить их перестать праздновать коммунистические праздники и гордиться военными подвигами своих дедов и отцов. Обобщенный социологический портрет усредненного россиянина XXI века включает высшее образование, наличие средств передвижения и сложных технических устройств, ограниченное знание как минимум одного иностранного языка кроме родного, полная безрелигиозность и... патриотизм в пользу "воевавших дедов", то есть почти буквально лесных зверей. Новые звери, у которых отсутствуют трансцендентальные уровни души, ходят среди нас в современном городском платье, многие из них знакомы с теми или иными гуманитарными, естественными, техническими достижениями человеческой науки, их манеры стали иногда походить на человеческие до такой степени, что можно их принять за нас, но они это не мы. Их мир по-прежнему описывается формулой биологической необходимости, а этика и эстетика придуманы совсем не для них.

О принципиальном различии в работе сознания людей и мужиков говорил и другой великий академический немецкий философ, учитель самого М.Хайдеггера Густав Альбрехт Гуссерль. Он первым ввел слово untermensch в научный оборот еще в 1910-х годах и он считал, что untermensch отличается от человека тем, что в принципе не приспособлен к трансцендентальной редукции (иначе именуемой феноменологической редукцией), т.е. не способен к освобождению сознания от натуралистической установки. Недочеловек видит только реальность как внешний объект и не может видеть феномен. Так же, согласно Гуссерлю, untermensch не способен к "эпохе" (ἐποχή) — воздержанию от предварительных суждений о реальном мире.

XX лет назад

Двадцать лет назад я изучал Последний Спор Империи, спор об Именах Божиих, вникал во все тонкости и нюансы православного имяславия и еретического имябожия. Так до конца и не разобрался, хотя столько всего на эту Тему перечитал! Я и сейчас ничего по существу Вопроса не понимаю. Почему? Да потому что это вопрос для меня запредельный. Есть у меня предел, я человек довольно глупый, безмерно гордый и абсолютно, конечно, маловерный. Однако я горжусь тем, что Этот спор был поднят именно в нашей России! Не в умной-философской Германии, не в остатках выродившегося вплоть до согласия с глупейшей теорией эволюции с полу-романского Туманного Альбиона греческого философского мира, а в лапотной, без философского языка вообще, России! Причем у нас ведь не было философии от слова совсем, вся т.н. "русская религиозная философия" это одна большая ересь! А вот спор об Именах Божьих нас прославил вовеки. Мы говорили о том, чего целый мир не может вместить. Да, говорили не профессионально и, временами, отчаянно глупо. Но говорили!

Читайте лит-ру по Вопросу, много узнаете о жизни интересного. Перед тем как умереть Россия сделала для европейского мира больше, чем весь европейский мир за всю его историю. Вопрос так и не был решен, однако сама попытка впечатляет больше чем все собрание сочинений Аристотеля, Иммануила Канта или Мартина Хайдеггера.

Имена-логосы-слова это все, альфа и омега. Отражение в мире символическом-ментальном-душевном-духовном мира земного. И Мира Небесного

Философия филологии - диминутив или аугментатив?

Когда опустившегося или от рождения подлого человека называют "свиньей" (не лягушкой, не насекомым, sic!) это диминутив или аугментатив? Когда я был молодым и глупым, то вместе с большинством моих учителей философии, филологии и культурологии полагал, что, конечно, диминутив. А сейчас, на пороге пятидесятилетия, думаю, что аугментатив. Ибо даже свиньи не поступают так, как опустившиеся люди или мужики. Гоанские свиньи здесь вокруг нас едят испражнения друг друга, беспорядочно сношаются, жрут всякую дрянь, дурно ревут, дерутся за еду и отбирают ее у маленьких, строят из себя, будучи свиньями, суперкабанов, но местные свинокабаны не убивают, в них нет мужицкой хитрецы и коварства, в них нет мужиковского двуличия и пошлости, мужиковского юмора, цинизма и т.д.

Так что все-таки аугментатив. Когда мужика или человека, поступившего по-свински, называют "свиньей", то его через это поднимают, а не опускают. Поднимают над его мужицким естеством. "Будь, сволочь, хотя бы свиньей!" А могли бы просто ехидной или гориллой, или жабой от чистого сердца обозвать!

Так что погоняло "свинья" (как вариант - русская свинья, на языке высокого научного человековедения Russisches Schwein, если речь идет именно о русской свинье, а не пуэрториканской или андалузсской) для русского мужика должно быть погонялом почетным, милостивым, по-господски снисходительным, да.
Индия

Подходы к философии истории России...

.
...могут быть различными, но вот что есть райское время "до 1917 года" и адское "после" это, конечно, не философия, а благочестивый лубок - рецепция с обратным знаком советской философии истории, произведенная в русской эмигрантской среде, которая так же придумала и знаменитую сказку про стонущий под игом горстки марсиан-большевиков стомиллионный богоносный русский народ (понятно, что нарисовали эту картинку в качестве самоутешения эмигранты-разночинцы, а не эмигранты-дворяне, но все равно). Время одно, люди одни и территория тоже одна, а отвязывание народа от великих большевистских свершений выгодно лишь стыдящимся своего народного происхождения новым эсерам из неблагородной среды. В исторической реальности, а не в фантазиях наших народолюбцев, СССР стал стремительно прорастать сквозь Российскую Империю с 1861 года, за полвека до институционального оформления, в 1905 почти победил, а в 1917 победил окончательно. И положительно оценивать реформу 1861 года и создание конституции и выборных органов после 1905 года, одновременно относясь негативно к 1917 году есть более чем лицемерие - это три этапа одного и того же исторического процесса, Большого Пути эмансипации мужика, которым руководили с самых сиятельных вершин. Февральскую революцию 1917 года координировали деятели Госдумы, созданной в 1905 году, а в самом этом году выходили на баррикады освобожденные и наученные грамоте, распропагандированные левыми именно в силу своей грамотности русские народные мужики.

Моим собственным предкам, судя по их письмам, все было уже понятно с 1870-х годов (так и писали - "мужицкий царь уже родился", ясновидцами, похоже, были родственники мои). Вспомним апорию Зенона про Ахиллеса и черепаху, упоминаемую Аристотелем. А что можно было сделать перед надвигающимся Модерном, спросите вы? Выход, конечно, был - разъединиться. Фантастика, скажите вы мне в ответ. Но почему? На месте одного царства создать два, большое мужицкое и маленькое человеческое в европейской части РИ. Сначала под одним скипетром, затем мужицкое бы само и отпало. Но у людей сохранилось бы свое маленькое государство и они были бы спасены!

Все мы крепки задним умом. Однако, похоже, что нам и придется делать то, что не смогли сделать наши предки. Ибо и сейчас, в 2018 году, интеллигенция в России ненавидит мужиков, не хочет жить с ними в одном государстве и была бы счастлива разъехаться с ними по разным квартирам. И если раньше работу роботов брали на себя мужики, то сейчас-то, накануне Нового Средневековья и в эпоху всеобщей роботизации, они нам зачем? Сейчас людям нужен условный "замок" с условными "банками", условными "КБ" и условными "университетами", вооруженная дружина при нем и больше ничего. И, если рассудить по существу, можно было бы ограничиться двумя-тремя укрепленными мегаполисами, хотя из принципа я бы за людьми оставил всю европейскую часть России. И так ведь и будет в итоге, я более чем в этом убежден. А всякий альтернативный проект культурного русского европейского государства эпохи Модерна это утопия вроде той, что была у нас в конце XIX века. Хватит, проходили. Довольно жить прошлым, нужно смотреть в будущее. И строить его уже сейчас по мере наших немощных сил. Новая эпоха это время автономных вольных культурных городов, производящих творческий продукт, автоматизированных городов-фабрик и бесчисленных мужиковников, территорий безработных "потребителей контента", питающихся от Святой Трубы, с шайками Путиных, Рогозиных, Кадыровых и Шойгу, сидящих, свесив ноги, на этой Трубе, прожигающих под песенки заслуженных деятелей культуры РФ вроде А.Я.Розенбаума свои никчемные жизни. У них там будет коммунизм, которого они чаяли столько поколений, а у людей в древних культурных городах - работа и настоящая человеческая жизнь.
Индия

Самым большим открытием моей жизни...

.
...можно считать то, что я лично удостоверился, что иные человеки способны цитировать Плиния Младшего, Октавиана Августа или Геродота чтобы просто оплатить вечерние королевские креветки в кафе "16 тонн". Вы можете себе представить философа, поклоняющегося жаренному лобстеру или лангусту, обожествляющего его? До 32 лет я считал, что это невозможно, но потом постепенно прозрение относительно меры человеческой мерзости пришло.