Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Что такое российская экономика?

Индекс РТС упал на 3% после заявления ФРГ об отравлении Навального

Рубль обвалился на те же 3%. А вот ежели, скажем, ныне действующий президент вдруг почувствовал бы себя неважно, то РТС взлетела бы на все 30% и более процентов, ибо даже слабая надежда на конец эпохи всевластия жуликов и воров африканского качества вселила бы в европейских инвесторов колоссальный оптимизм.

Просто о главном

Инфляционный шок!, [30.05.20 13:52]
Ресурсное проклятие

Думаю, многие из вас слышали, что Россия подвержена «ресурсному проклятию». Я хотел бы поподробнее разобрать этот термин.
Это ситуация, когда открытие крупного месторождения природного ископаемого разрушает экономику страны. Для нас это началось еще в Советском союзе со второй половины 60-ых годов, после открытия месторождений нефти в Западной Сибири.

Причем нефть, газ и алмазы являются практически единственными ископаемыми, которые и формируют это самое проклятие, по ряду причин:
— нужно совсем немного человек для их добычи;
— в период роста мировой экономики цены на нефть крайне высокие, а следовательно и прибыль зашкаливающая;
— из-за высокой цены в пересчете на вес нет необходимости строить огромную транспортную инфраструктуру для перевозки нефти и газа. Значит не нужно формировать рабочие места и развивать эту самую инфраструктуру.
— рынок нефти и газа огромен. Пока мировая экономика растет, поставщики углеводородов не сталкиваются с жесткой конкуренцией и легко образуют картели. Например ОПЕК+

А вот сельское хозяйство, добыча угля, металлов, леса под ресурсное проклятие не подходят. Для работы в этих отраслях требуется организация большого количества рабочих мест, создание развитой инфраструктуры для транспортировки. Прибыль от их продажи невелика, а конкуренция за рынки сбыта запредельная.

Нефтегазовое ресурсное проклятие создает интересную ситуацию для стран с большим населением. Это население оказывается как бы за бортом основной специализации страны, поскольку для добычи, транспортировки и продажи углеводородов требуется совсем немного человек. А прибыль (нефтяная рента) получается просто огромной. В итоге правительство (элиты) достаточно быстро понимают, что сидят на золотой жиле, и главная их задача – это не потерять политическую власть. Так что практически всегда большое количество нефти в стране приводит к автократии и даже тоталитаризму.
В стране разрушаются основные институты: независимые суды, независимые СМИ, многопартийность, некоммерческие общественные организации. Все это нужно для того, чтобы текущая власть могла удержать нефтяную ренту у себя и не испытывать политической конкуренции.

Правительство при этом склонно к популизму и созданию разного рода социальных программ, которые как бы демонстрируют, что элиты делятся нефтяными доходами с остальным населением. В результате бюджет страны начинает все больше и больше пополняться именно из нефтегазовых доходов. В страну притекает все больше валюты от продажи нефти, что влияет на курс национальной валюты. Рубль укрепляется.
Другие отрасли экономики страны, подверженной ресурсному проклятию, становятся неконкурентоспособными. Поскольку из-за роста курса национальной валюты зарплаты в стране становятся слишком высокими. Так что если в стране до открытия нефтегазовых месторождений и были какие-то отрасли промышленности, то они довольно быстро умирают, поскольку не могут конкурировать даже за внутренний рынок. Ведь импортировать из Китая, Бангладеша, Индии и прочих стран с крайне дешевым трудом становится гораздо выгоднее. Таким образом китайские ткачихи лишили ткачих из Иваново работы еще в 90-ые.

И так получается, что в стране основной кормилицей является нефтегазовая труба. Но чтобы ее поддерживать, нужно совсем немного работников. Тогда чем же занимается остальное население?

Все довольно просто. Остальное население вынуждено заниматься услугами. В экономике, подверженной ресурсному проклятию, всегда будет огромный перекос в сторону торговли.
РФ еще в 2000-ые стала страной купцов. Причем торговля, конечно же, идет преимущественно импортными товарами, ведь они вытеснили местные. Процветают автосалоны, торговля стройматериалами, электроникой и так далее.
Но помимо торговли развиваются и другие непроизводственные отрасли: пассажирские и грузоперевозки, например, такси; общепит (рестораны и кафе), парикмахерские; фитнес; салоны красоты; индустрия развлечений; стройка.

Что интересно, туризм в стране при этом развивается слабо, поскольку при высоком курсе национальной валюты гораздо дешевле летать на заграничные курорты.

Я думаю, вы заметили, что все перечисленные мною отрасли невозможно экспортировать и они не требуют высококлассного образования, научных исследований и патентов для своей работы. Фактически, вся экономика РФ – это некая надстройка над нефтяной трубой, которая оказывает услуги тем, кто к этой трубе присосался.

Чтобы оказывать эти услуги, нет необходимости развивать образование, проводить научные исследования и самое главное – не нужно конкурировать со всем миром. Получается такое вот уютное болотце, где можно без образования начать вполне неплохо зарабатывать и при этом не сталкиваться с ожесточенной конкуренцией.

Сразу вспоминаются истории про одноклассников, которые плохо учились в школе, но открыли успешный бизнес в сфере услуг. Если они занимались минимальной клиентоориентированностью и рекламой, то легко могли преуспеть из-за быстрого роста доходов населения и низкой конкуренции. Речь про период 2000-2014 годов.

Но как деньги от трубы попадают в сферу услуг?
Все очень просто: через бюджетников. Элиты, которые сидят на трубе, преднамеренно увеличивают госсектор с помощью госкомпаний и роста чиновников, чтобы было чем занять население, находящееся за бортом нефтяной ренты. Кроме того, с помощью зарплат бюджетников легко можно вбрасывать или забирать деньги из экономики страны. А сами бюджетники теряют политическую волю, поскольку находятся на коротком поводке у того, кто платит им зарплату.
Собственно, все те учителя, которые вбрасывают бюллетени на голосованиях, берутся именно оттуда. Страна с огромным госсектором становится легко контролируемой, и каким-то политическим альтернативам просто неоткуда взяться, поскольку они не найдут финансирования.

Следствия ресурсного проклятия:
— страна перестает что-либо экспортировать кроме нефти, газа и алмазов;
— большая часть населения занята в сфере услуг и торговли. Уровень образования и науки падает ниже плинтуса, на образование просто нет спроса в экономике;
— растет госсектор и количество бюджетников;
— в следствие предыдущих двух пунктов население разучивается конкурировать на мировой арене. А те, кто хочет и может, покидают страну. Со временем это дает еще и генетическое вырождение проактивного населения;
— политические институты разрушаются. Власть монополизируется и устанавливается автократия или тоталитаризм.

@infation_shock

Цена российских преступлений для мира

В 1991 году Россия отреклась от коммунизма, но не выплатила компенсации жертвам его экономической и социал-расистской политики внутри страны и, главное, вовне ее - всем тем государствам, которым Советская Россия силой навязала советскую модель "социализма" и которые ввиду этого понесли серьезный материальный, культурный и популяционно-генетический урон. Невозможно переоценить и экономический ущерб от советского коммунизма даже для тех государств, которым Россия ничего не навязала. Они вынуждены были ассигновать огромные средства на оборону от вероятной коммунистической агрессии. Послевоенная гонка вооружений дорого стоила планете, счет идет на десятки триллионов долларов, и ответственность за нее несет только Советский Союз, а после отречения от коммунизма - Россия.

Планету 74 года терроризировала крупная евразийская держава, насаждая в мире противоестественные экономические отношение, а так же уничтожение религии, ликвидацию целых социальных групп, индивидуальных прав и свобод. Почему же эта держава или ее конституционная правопреемница до сих пор ни копейки не заплатила за ликвидацию последствий своих преступных деяний? Более того, продолжает гордиться своими военно-политическими мероприятиями по осовечиванию Восточной Европы и других регионов мира. Вряд ли россияне смогут адекватно ответить на этот вопрос.

Что россияне празднуют на День Победы?

В советских школах нас учили, что победа в Великой Отечественной войне над Евросоюзом 1930-1940-х это: 1. Победа социалистической экономической системы советского образца над капиталистической. 2. Победа научного атеистического мировоззрения над религиозным мракобесием. 3.Победа прогрессивного класса рабочих и крестьян над классами-паразитами, феодалами и капиталистами.

Нетрудно заметить, что два из трех оснований "Великой Победы" и камней преткновения той войны, из-за которых и велись боевые действия и из-за которых и гибли миллионы людей, россияне ныне стыдливо замалчивают. Зато в полной мере они ощущают радость от третьего - победы социал-расистского мировоззрения СССР, согласно которому только мужепесы из рабочих и крестьян имеют право на власть, над генеалогически-селекционистским и аристократическим мировоззрением христианской Европы.

Россияне, деды которых искусственно обеднили российскую популяцию через репрессии против наиболее достойных, празднуют ныне в "День Победы" не торжество экономического марксизма, не торжество научного атеизма, а торжество хари рабоче-крестьянского мужика над представителями старых фамилий Европы. День Победы из праздника победы "научного" атеизма и экономического марксизма редуцировался до смысла сугубо социал-антропологического. От Дня Победы не осталось ничего кроме мурла хама - ни атеистической квазирелигии хама, ни его традиционной архаической экономики русской передельной общины. Таким образом, вечной и непреходящей ценностью россиян является хам_как_таковой, бенефициар Великого Октября, а не его религиозные взгляды, государственная или экономическая практика. А праздник "Великой победы" это Хамов День, чистый как слеза и уже более никакой идеологией не прикрытый, ибо обобщенные шариковы стали ныне шибко верующими капиталистами.

Разница между XIX и XXI

В девятнадцатом столетии постепенное замещение родовых элит элитами экономическими создало предпосылку к переходу в начале XX века мира к массовому обществу с колоссальным ущербом для общественной культуры, религии и традиционного человеческого уклада жизни. Поразительно, что в XXI веке, который станет зеркальным отражением XIX, будет все наоборот - именно новый экономический уклад станет спасением культуры. 15% работающих, большая часть которых будет высококлассными специалистами, еще могут из милосердия кормить 85% безработных, но вот воскладывать на их плечи еще и прокорм потомства потомственных безработных аморально и безнравственно, да и не выдержит этого экономика творцов. А значит население постепенно сократится до нормальных для начала XX века величин. Мне всегда претила сущность модерна - примат экономики над политикой и культурой. Но сейчас как раз я всеми руками за экономику, потому что именно она, новая экономика, ныне и вернет власть людям в бывших охлократических индустриальных обществах. Вернулось время специалистов и закончилось время политического торжества лавочников, менял и колхозников-мужиков.

О корне современной русофобии

Главная причина и питательная среда современной русофобии в европейском сообществе связана с российским культом "Великой Победы". Российская Федерация лжет, изображая советско-германскую войну "Великой Отечественной", ибо это была богоборческо-христианская и коммунистическо-капиталистическая война, военное противостояние двух диаметрально противоположных духовных культур и двух диаметрально противоположных экономических укладов, а вовсе не столкновение двух народов. Народов в той войне было гораздо больше двух, в СССР были введены воинские подразделения 11 европейских государств и на стороне этих якобы "нацистских" (или "немецко-фашистских", а ещё "белофашистских", как утверждала совпропаганда) армий воевали с армадами РККА так же и миллионы русских из русского освободительного движения. СССР победил и навязал половине Европы коммунистические режимы. То есть это была война экономических и культурно-духовных систем, а не народов. Проблема современной России в том, что, вернувшись к капиталистическому укладу и, пусть и лицемерно, к христианскому стержню общественной культуры она продолжает яростно защищать завоевания коммунистов и богоборцев. Но последние воевали не за Россию, а за СССР, Сталина, нищету советского экономического уклада и колхозы, причем за обобщенные колхозы и рабство не только для себя, но и для всего остального мира. Настолько вопиющее несоответствие между культом сталинской победы и нынешней экономической и духовной реальностью РФ и делает в глазах европейцев, особенно жителей погруженных Советами в коммунистическое варварство жителей Восточной Европы, русских неискренними людьми. Причем это двоемыслие, эта неискренность, связанная с главным событием 20 века, воспринимается так, как и должна восприниматься - как главная русская национальная черта. Россия ныне вкушает все блага цивилизованной Европы, все ее технологические и социальные достижения, связанные с христианской культурной подложкой и капиталистическими отношениями, но при этом отчаянно защищает победу богоборческих варваров над христианскими армиями Европы и победу коммунистической экономической системы над капиталистической. Проблема нынешних "русских" не в том, что они агрессивны и ведут реваншистскую политику - мало ли агрессивных государств на планете. А именно в лицемерии и двоедушии. Русские для европейцев плохи не потому, что сильны или имеют геополитические претензии, а потому, что они просто в массе своей настоящие подлецы, двоемысленные внуки своих чудовищных коммунистических дедов.

Общность Второго Мира

Толкователь публикует экономическую статистику по Турции, Мексике и России. Несмотря на разницу в экономическом укладе и диверсификации экономик первых двух государств подушевой ВВП общий - около 10 тыс.долл.в год. Много общего содержится и в политической истории, а так же в политической современности. Что же создает эту общность экономических и политических тенденций? У Толкователя ответов нет, кроме как указаний на общие цифры по вывозу капитала. Что объединяет эти три находящихся в разных частях света государства и ставит их в рамки одной экономической и политической колеи, устойчивой в течении десятилетий? Разные регионы, разные расы, разное вероисповедание, но общность исторического процесса, одинаковые доходы, очень близкие друг к другу политические системы.

На мой взгляд, эти три столь разных страны похожи в двух фундаментальных обстоятельствах. Первое - близость к Первому Миру и тесное партнерство с Первым Миром. Второе - полное отсутствие главного ресурса Первого Мира, социально-антропологического, генетического разнообразия, старого человеческого капитала. Во Втором Мире банально отсутствует старые семьи и старые деньги, нет социальной преемственности поколений, не существует социально-антропологической сегрегации и выделенных из общей популяции потомственных культурных страт, военно-дипломатических династий, частных многовековых производственных и финансовых предприятий. Второй Мир стремится походить на Первый и копирует у себя все его достижения, но не может достичь его благополучия в силу гомогенности своих популяций. Можно построить у себя университет, но его нельзя искусственно состарить на пятьсот лет и негде взять в пятом-десятом поколении профессоров. Можно построить сыроварню, но производимый ей продукт нельзя продать по цене продуктов швейцарских сыроварен, которым по пятьсот лет. Можно скопировать английский парламентаризм, но в национальных собраниях и думах государств Второго Мира будут сидеть грамотные во втором-третьем поколении депутаты с физиономиями, которые в Первом Мире воспринимаются как уголовные, причем оные депутаты и будут по понятиям Первого Мира уголовниками, лоббистами криминальных и полукриминальных структур. Если нет старой семейственности и преемственности, старой сегрегации и стратификации, то, как бы не хотелось походить на Первый Мир, не будет вообще ничего. И Турция, и Мексика, и Россия это государства новых горожан, недавних мужиков, обнуливших историческую, культурную и экономическую преемственность, а так же преемственность социально-антропологическую и генетическую. Поэтому эти государства могут быть лишь тенью Первого Мира, подражательными пародиями на него.

Да и сам Толкователь, будучи отнюдь не худшим и весьма прилежным в чтении и письме просветителем-энциклопедистом Отечества, является народно-крестьянской пародией на потомственных интеллектуалов Первого Мира, достаточно взглянуть на его лицо. Тут стоит процитировать великого русского философа Алексея Лосева: "Русский мужик энциклопедии составлять не горазд. Во-первых, напьётся, убьёт, его сошлют. Потом возьмут на поруки. Потом он вспомнил: я же словарь составляю. Пишет. Но еще словник не готов. Тут его опять сослали. Потом — котлы сняли, холодно. Выпить надо. И так лет на сто. Style russe"

Если бы вируса не было, то его следовало бы выдумать

Сто лет назад, после широкомасштабного геноцида потомственных городских сословий Российской Империи, начался процесс массового переселения в их городские квартиры крестьян, который совпал с индустриальным бумом. В 1990-е годы в процессе перехода от индустриальной экономики к экономике услуг их потомки из заводских пролетариев превратились в армии офисного пролетариата, но роботизация, добравшаяся, наконец, и до сферы услуг, сокращает их вакансии экспоненциально. К новому экономическому укладу, то есть к экономике творчества и знаний, эти массы не готовы - если сельским пролетариям относительно легко удалось превратиться в городских заводских пролетариев, а последним в обслугу, офисный пролетариат, то это потому, что все эти служения имеют минимальные требования к образованию и наследуемым дарованиям. Крестьянский труд XIX века и труд офисных пролетариев XXI века по сути одно и то же с точки зрения людей, на которых будет держаться экономика будущего - людей творческих и ученых профессий.

В начале XX века на земле проживало полтора миллиарда человек и всем хватало воды, пищи и иных ресурсов. Нынешние семь с половиной миллиардов, отрощенные человечеством под людскую индустриальную экономику, ставшую ныне, на волне роботизации, архаикой, создают серьезные трудности - загрязненная атмосфера, перенаселенные города, истощение природных ресурсов, на которые ныне накладывается и неблагоприятная эпидемиологическая обстановка, связанная со скученностью. Нынешняя эпидемия ускорила эволюцию экономики услуг в экономику знаний и заставила большую часть этих ставших лишними существ сидеть по домам, при этом прогнозируемое ввиду карантинных мер падение ВВП, даже если эти меры в той или иной мере продлятся до конца года, не превысит 8-10%. Эти цифры отражают реальное значение для современной экономики "широких народных масс" и со временем они будут еще меньше. Время убыстряется, рынок труда схлопывается на наших глазах, при этом ожидается одновременно технологический и научный взрыв, повышение квалификации немногих работающих и переход к шестому технологическому укладу. Впереди оставшиеся без работы массы ждет "гарантированный доход" и беззаботная жизнь в роботизированных человейниках, без права продолжить свой ставший никому не нужным род. Дальновидные экономисты и социологии рисуют картину естественной убыли населения, сокращение его в пять-семь раз в течении XXI столетия. Следствием чего будет спасение экологии планеты, повышение жизненного уровня оставшихся 1-1.5 миллиардов, резкое улучшение образования и генофонда будущей популяции. С политической и экономической точки зрения это означает плавное перетекание нынешней вынужденной и временной политики самоизоляции в направленную и постоянную политику депопуляции. Тех из миллионов будущих посткарантинных безработных, кто добровольно откажется от части своих гражданских прав, полученных в индустриальную эпоху, и бессмысленного продолжения своего рода в наступившем новом времени экономики знаний и дарований, будут до своей естественной смерти содержать за государственный счет.

Смена экономических укладов редко бывает эволюционный. Всегда есть радикальные и непростые события, которые знаменуют переход. В течении последних десяти лет автор этих строк гадал о том, как же именно будет обставлен переход в следующий мир. Его мысленному взору представлялись экологические бедствия и техногенные катастрофы, мировые войны и революции внутри элит. Все оказалось банальнее и проще. Массовое общество почихало, покашляло и разошлось по домам чтобы уже никогда не вернуться в свой прежний докоронавирусный мир. И даже если новым горожанам, грамотным лишь в третьем поколении, и фактически переведенным ныне в США и Европе на гарантированный доход, не запретят в будущем иметь потомство, посткарантинные доходы их уже никогда финансово не позволят им потомство заводить. В России политика депопуляции и деурбанизации будет еще строже ибо в ней людей с дарованиями и благополучной генеалогией, которые способны принять вызовы нового времени и пройти сквозь сито будущих квалификационных и генетических цензов на схлопнувшемся рынке труда, в силу столетнего их геноцида гораздо меньше, чем в Европе и США. Фактически, ее ждет будущее Китая, то есть депопуляция в самой мизерабельной форме, отмена суверенитета и полное обнуление ее посткоммунистических элит.